sashabig: (500 америк)
Последние две недели в сетке я бывал обычно по делам и изредка для расслабления. Резкий аврал по работе, было не до ЖЖ.
Поэтому ничего нового не писал и толком не обдумывал. Только в другом месте заявил о намерениях, когда почитал новости.
После известных новшеств я решил перебраться на dreamwidth и почаще писать в фейсбуке. открыл журнал sashabig.dreamwidth.org
Пока он пустует, но потихоньку буду туда перебазироваться и переносить более-менее важные мне тексты.

Новые правила представлены были в форме ультиматума: непросто было бы даже закрыть разом свой журнал, не говоря уже о том, чтобы
подготовиться спокойно и без спешки к переносу нужных текстов и материалов на другую платформу. Не берусь судить, что там у нынешних
хозяев платформы в голове, но сложилось стойкое впечатление, что им всенепременно нужна была подпись или добровольная немедленная
самоизоляция - так это было сделано. Кроме того, в ряде формулировок содержалась достаточно прозрачная угроза не только по отношению
к лицам, наплевательски относящимся к правилам и законам вообще, но вообще любым лицам невосторженного склада ума.

Все это, конечно, глупость, и многие по привычке ее проигнорировали. Но у меня не очень получается. Все эти действия - жест явного неуважения
в мою сторону. И угроза - тоже в мою сторону. Такое обращение с людьми, на мой взгляд, недопустимо в принципе; даже пустые угрозы и
чванство мне не по душе. Бесцеремонность таких действий показывает, как мало значат "успокаивающие" отписки хозяев ЖЖ и различных оптимистов.
Я люблю автономию, спокойствие, и чтобы ко мне всякие мутные личности, организации и органы не лезли со своей дрянью. Но поскольку у ЖЖ
теперь начальство действует в стиле персонажей Гоголя, Салтыкова-Щедрина и Пелевина, игнорировать их становится сложно.

Поднимать эту тему я не хотел. В некотором смысле мой интерес к фехтованию - своего рода уход от повседневной бессмыслицы и актуальной политики.
Но тут уж ничего не поделаешь - вышеупомянутые персонажи по-хорошему не понимают, оттого очень любят везде устанавливать порядки в своем вкусе,
причем не церемонясь, внезапно и с демонстрацией своей власти.

Рано или поздно это закончится тем, чем всегда прежде заканчивалось, и их сменят, вероятнее всего, другие такие же никчемные и бессмысленные
персонажи все тех же авторов. Это касается текущей реальности в целом.

 Пока же позволю себе сделать краткое объявление касательно этого журнала и переезда.

1. Этот журнал скоро перейдет в малоактивный режим.
2. Все основные свои материалы я попробую перенести в новый журнал sashabig.dreamwidth.org
3. Возможно, я перебазируюсь частично и на фейсбук, но там формат общения другой, и платформа не очень хороша.
4. На фейсбуке я раньше почти не писал и не комментировал. Буду ли делать это на нынешние темы - не уверен.
5. Возможно, часть материалов кину на сайт Удел Могултая - там, где это тематически оправдано.
6. Если буду в ближайшее время писать что-то существенное, приоритет будет отдан другим площадкам.
7. С этого времени оставляю за собой право на ответное жесты в адрес гг. "реформаторов" ЖЖ - соответственно
их высокоморальным действиям и устремлениям.
sashabig: (500 америк)
Историю часто считают дисциплиной весьма непрактичной, далекой от повседневных забот. Если кто по простоте душевной обмолвится, что изучает историю, местные чаще всего спросят в лоб: "А на что она годится?" или "Какой в ней вообще прок?" Вопрос обычно риторический, и смысл у него очень простой: а что с этой ерундой делать-то? Ни толком заработать, ни перспектив особых не просматривается - все в тумане, все неопределенное. Такое выбирают себе в качестве профессии люди со странностями, а то и не вполне нормальные. С этой профессией прожить очень непросто, а преуспеть тем более.

Современный израильтянин отличается прагматичностью и стремлением к ясности; он не любит витать в эмпиреях. Если профессия или область знания не дает ясной и ощутимой отдачи, она второсортная, ущербная, лишняя и не стоит внимания серьезных людей. Оттого на многие области знания и профессии смотрит израильтянин свысока, снисходительно. Если вообще удостоит их высочайшим вниманием. Разумеется, всегда найдутся чудаки, исключения из правил, или те, кто может позволить себе баловство и прихоти. Изредка встречаются вполне целеустремленные люди. Они твердо знают, зачем им это странное занятие.

Но так к истории здесь относились далеко не всегда. Когда-то она не была кабинетной дисциплиной. Не была она и прихотью. На историю смотрели так же приземленно, но куда более заинтересованно, и практическая польза от нее была вполне ясна. Само государство появилось не без помощи этой странной кабинетной дисциплины, и многие военные, политики, видные чиновники, партийные функционеры, серые кардиналы, идеологи и их противники, социалисты, правые националисты, светские и религиозные искали в истории практических уроков, рецептов, решений, средства от прежних и нынешних политических, экономических, военных ошибок и трудностей. История была справочником - с одной стороны "как надо", а с другой - "ни в коем случае так не делай!". Этот взгляд может показаться грубым, примитивным и схематичным, но он оказался достаточно рациональным и жизненным.

Сегодня от тех прежних представлений мало что осталось. Израильтяне старшего поколения изредка могут выдать что-то этакое. Но обстоятельства должны быть какие-то совсем невероятные. На моей памяти, последний такой пример имел место несколько лет назад. По результатам очередного обсуждения "мирного процесса", один израильский генерал (кажется, Яалон) выдал тогдашнему штатовскому госсекретарю Керри, что тот "мессианец" и идеи у него - соответствующие. Керри его просто не понял, да и вообще мало кто понял, о чем речь. По гамбургскому-то счету, американца назвали человеком совершенно неадекватным и к практической политике - за невменяемостью - непригодным. Однако старое сионистское ругательство, с которым некогда нападали и на самого Бен-Гуриона, никакого впечатления на Керри и всех прочих официальных лиц не произвело. Самому Керри обидным оно, кажется, и вовсе не показалось. И это неудивительно - при нынешней всемирной моде на мессианство это даже комлимент. Слишком многие хотят видеть себя спасителями целого мира и его окрестностей - с минимумом личного дискомфорта и совершеннейше наплевательским отношением к последствиям. А лет так пятьдесят тому вышел бы славный скандал с битьем посуды и руганью на всю местную прессу, а то и на всю американскую.

Дело в том, что в те стародавние времена многие сионисты, ознакомившись с историческими источниками и кое-какими общими работами, пришли к неутешительному выводу, что мессианство страшное зло для еврейского народа, и проку от него почти не было, а вот катастроф и прочих неприятностей было сколько угодно. Оттого у всех прожектов, которые как-то это мессианство напоминали, и всех идеек про особую роль и миссию обнаружилось множество довольно последовательных, весьма неглупых и волевых противников. Доходило до смешного: один из местных философов упрекал в гордыне и мессианстве самого Бен-Гуриона со словами а-ля "грех стоит у ворот твоих!" Если учесть, что этот же философ взял себе псевдоним в честь семейства, имевшего прямое касательство ко Второму Храму, вся сцена была чистейшей пелевенщиной. Но мессианству давали отпор.

Нынче же времена переменились. История в том узко-практическом смысле больше не в чести. Оттого и неудивительно влияние мессианцев в израилськой политике, и торжество неадекватных личностей в мировом масштабе столь же неслучайно, сколь и очевидно. Быть неадекватным теперь почетно. И так, вероятно, будет вплоть до ближайшей Третьей Мировой.
sashabig: (500 америк)
Про дуэли и романтику



Дуэлянты и секунданты решают сложный вопрос.
Вероятно, вопрос чести.


В доинтернетные и дофэнтезийные времена авантюрные и авантюрно-исторические романы были очень популярны. Лет двадцать пять тому назад я и сам зачитывался Скоттом, Дюма, Стивенсоном, Сабатини, Ридом, Буссенаром, Готье и некоторыми другими авторами из этой области. Чтение было увлекательным, местами неожиданным, а подчас - очень странным и даже неприятным. Позже я для себя определил: если слишком сильно вчитываешься, магия слов куда-то уходит, и проступают менее романтичные детали. И так уж вышло, что сильнее всего эти странности  проступали в историях, связанных с поединками, а в особенности с дуэлями. Еще позже я с удивлением обнаружил, что дуэль в литературе встречается с поразительной частотой, и не только в беллетристике. И более того - особой популярностью у литераторов самого разного плана издавна пользуется подстроенная, подлая дуэль.



Провокациями не брезговал и капитан Блад.
Из благих побуждений. Сцена из экранизации.


До сих пор очень многие восторгаются дуэльной романтикой. Народ любит песню о шпаге в исполнении Миронова. Народ любит песни мушкетеров из советского кинофильма. Побивание толп зловредных (но крайне неумелых) гвардейцев кардинала Ришелье тоже издавна вызывает самый горячий энтузиазм. Вот только более ранние авторы, особенно из числа более искушенных и трезво мыслящих, к романтике этой относились очень и очень настороженно. Классический сюжет про бой героя с негодяем можно прочитать в "Капитанской дочке". В "Выстреле" можно встретить искусного дуэлянта, готового пожертвовать даже своей репутацией, лишь бы дождаться нужного момента и отомстить обидчику. Но, вероятно, одна из самых отвратительных историй о дуэлях рассказана в "Поединке". С другой стороны, сюжет этот в западной литературе встречается чаще - и у классиков, и у талантливых беллетристов, и у литературных поденщиков. Кстати, нередко речь об искусном фехтовальщике, который собирается под предлогом дуэли без труда заколоть неумелого бойца. Вероятно, этот сюжет очень давно превратился в литературное клише, но оказался настолько удачным приемом, что им так и продолжали пользоваться не одну сотню лет. Впрочем, и в наши дни он не то чтобы совсем исчез. А вот романтики в таких историях издавна было очень мало.



А все так благородно начиналось...
sashabig: (500 америк)
История нашего города - странная штука. Самые старые поселения в городской черте и рядом с ней уходят корнями в глубокую древность, но вот Хайфа как таковая появилась совсем недавно. Выросла она отчасти из прибрежных поселений, отчасти из желания их контролировать, а отчасти из весьма запоздалой и специфической колонизации. Жители прибрежного поселения не брезговали пиратством, местные правители жаждали их от этого отвадить и контролировать морской путь вдоль побережья. Местное население издавна было сборной солянкой. Но Хайфа - не Одесса и не Марсель. Каждая группа населения - от старожилов до новоприбывших - действовала по какой-то своей, глубоко внутренней логике. И город рос (или не рос) соответственно ей. В сущности, вся горная Хайфа - невероятный какой-то новодел, от Техниона и тем более Хайфского университета до даже верхнего Адара или родного Неве-Шеанана, которые осваивали сравнительно давно. Неве Шеанан - с 1922, например. Да и то - тогда он был на отшибе, сам по себе.

Пейзаж Хайфы живописен, но архитектура в основном банальна. Город разбросан по горкам и холмам, но относительно старая Хайфа глубоко внизу, у берега. Разрыв между ними - физический. На старых снимках, в старых книгах этот разрыв ощущается сильнее, изоляция берега и холмов почти абсолютна. Не так-то просто в шаббат выбраться на море, если живешь наверху. Здесь нужна хитрая организация дела, не на один час работа. Наоборот, если кому из прибрежных жителей приспичило подняться на Кармель, дело это еще более утомительное. Транспорт в давние времена ходил далеко не так хорошо, да и дороги не баловали путешественников. И все же Хайфа имеет массу преимуществ, какими не может похвалиться Иерусалим или даже Тель-Авив, даром что они куда известнее и ярче. Именно здесь транспорт издавна ходит даже в шаббат. Плохо, но ходит. И никакие раввины и ревнители традиций пока не смогли это нарушение благочиния пресечь. Здесь пугающе высокая концентрация необычных людей и курьезов, имеющая, пожалуй, мало общего с приморским характером города. Дело не в воде, хотя по ней сюда добирались очень многие. Море давно перестало быть основным путем для приезжих, а они все не иссякают и появляются себе.

Город изнутри чем-то похож на хамелеона - трудно представить себе, что где-то здесь действовал крупный оракул или был крупный британский нефтепровод. Представить себе здесь монахов-мистиков тоже сложно, хотя монастырь и церкви, связанные с кармелитами, квартал немецких сектантов-темпларов и даже старые карты и изображения неплохо известны местным жителям. Хайфа как-то легко скрывает все это многообразие, оно не особо заметно в повседневной жизни, и куски ее не столь давней истории похоронены очень основательно - не считая отдельных совсем уж ярких отметин, вроде старых полуразрушенных арабских домов в районе муниципалитета. Впрочем, если исчезнут и они, удивительного в этом будет очень мало. Если хорошенько пройтись, многие из курьезов и странностей начинают бросаться в глаза, но можно годами проходить мимо и не замечать их - ведь вся жизнь клубится где-то в другом месте. Нынешняя Хайфа - место приземленное. Иногда это даже удивляет. Но впечатление от города у меня именно такое - и очень стойкое.
sashabig: (500 америк)
Про Другого и Того Самого

Когда мне это слово подвернулось в первый раз, я скользнул по нему взглядом, пропустил и стал читать дальше. Но это не помогло: оно попадалось мне снова и снова, и в некоторых статьях и книжках на него делался особый упор. Это одно из тех волшебных слов, которые редко поясняются. Сначала мне казалось, что надо бы как-то прояснить его словарное значение. Нет, слово-то знакомо, но используют его  очень хитро. Потом я подумал, что его и не должны пояснять - этакий аналог "когнитивного диссонанса". Прочувстовать надо, а понимать - ни к чему. Но в конце концов, я пришел к выводу, что само по себе оно ничего не значит - смысл в него вкладывают какой придется.



Когнитивный диссонанс - он такой
Read more... )
sashabig: (500 америк)
Жил да был Питер Байи. Был он каллиграфом, гравером и выполнял разные заказы по художественному оформлению, в том числе украшению торжественной процессии Морица Нассау при въезде в славный город Лейден. Лейден был в те дни особенным городом. Лейденский университет, как я уже упоминал раньше, был местом непростым, ведь там готовились важнейшие кадры для армии северных Нидерландов. Так вот, каким-то образом Питер Байи получил должность "носителя церемониального жезла" Лейденского университета, которую многие годы исполнял. А еще он был хорошим фехтовальщиком. Его трактат по рапире уже в наши дни нашли в библиотеке Морица Нассау.



Из трактата Питера Байи "Краткое наставление по одиночной рапире" начала XVII века.

Питера Байи взял помощником себе Людольф ван Кейлен, официальный мастер фехтования Лейденского университета.  И вроде все шло хорошо: Байи занимался каллиграфией и гравюрами, тренировал будущих офицеров и инженеров, получал выгодные заказы и даже нашел неплохих учителей-художников своему сыну. Но, как говорится в некоторых искусствоведческих книжках, "по не вполне понятной причине" в 1597 году он потерял свое место "носителя церемониального жезла" и переехал потом в Амстердам.



Немецкая гравюра. Фехтовальный зал по соседству с борделем.
Сплошной разврат со всех сторон.

Read more... )
sashabig: (500 америк)
Наткнулся на занятную картинку -



Честно говоря, продажа бубличков мне тоже показалась более разумной, чем
такой вот обмен ударами.
sashabig: (500 америк)
Снова к старой теме: средневековые осадные машины

Занятно порой натыкаться на средневековые изображения очередной боевой машины. Это мелочи, что приводом ей служили самые обычные люди. Один внешний вид уже внушает почтение. Сразу видно - здесь старались и мастеровые, и художники. А еще не исключено, что виноделы или пивовары. И хочется надеяться, что городские сумасшедшие все-таки были не у дел. Хотя нет в этом никакой уверенности, если честно.

תוצאת תמונה עבור ‪Siege engines medieval‬‏

Из "Беллифортиса" Конрада Кайзера, начало XV в..

Это, разумеется, лучше, чем издеваться над кошками или птичками, как предлагалось в одной книге XVI века:



Хотя, если верить еще одной иллюстрации, замок можно взять и без всей этой пошлой машинерии.
Главное лестницу наладить да копья специальные длиной поболее заготовить:

http://www.gotmedieval.com/wp-content/uploads/2012/07/ThoughIDoWorryAboutTheMiddleDogAndHisFaceDisorder.jpg

Численное превосходство и уверенное руководства с тыла также способствуют успеху.
sashabig: (500 америк)
Шовинист

Английский мастер Джозеф Суэтнем больше всего известен по двум работам. Одна посвящена принцу Генри, которого Суэтнем якобы обучал. Это трактат по фехтованию. Судя по содержанию этой книги (ее несложно найти в сети), суэтнемовская система была гибридом итальянских школ фехтования на рапире и некоторых английских боевых искусств, вроде боя на кватерстаффах. Хотя Суэтнем гордо утверждал, что его система фехотвания и трактат - исключительны и именно британские по сути своей. Как учитель фехтования он предпочитал осторожную и надежную работу на дистанции, атаку с финтами издали по ближайшей мишени, продуманный маневр и неудобную для противника тактику. Это его сближает в чем-то с куда более поздними мастерами. В суэтнемовском подходе тактически и идейно было больше, скорее, от итальянцев.

Книга его читается с трудом: едва закончив с посвящением трактата принцу Генри, Суэтнем берется... за воспитательную работу. Местами текст становится больше похож на проповедь в церкви, чем на учебник фехтования. Читать это неприятно, скучно и утомительно, и тем наивным читателям, которые сразу хотели полезных сведений и практических советов, можно только посочувствовать. Впрочем, через некоторое время, не забывая о душах несчастных читателей, Суэтнем все же переходит к главной теме. Сам по себе материал небезынтересен, но читается совсем не как переводные итальянские работы, а уж тем более трактаты Сильвера или книги других англичан, увидевшие свет в конце XVI - начале XVII вв. Интересно, однако, что как убежденный протестантский моралист Суэтнем основательно критикует всевозможных забияк и тех, кто убивает почем зря противника на дуэлях. В его фехтовальной системе отдается явный приоритет нелетальным ранениям. Подобно шекспировскому Тибальту он предпочитал "царапать" недругов, но в отличие от шекспировского персонажа не хочет их убивать.

Вообще-то своим морализаторством Суэтнем выделяется среди очень многих фехтовальщиков. Многие ничего не писали о "нравственной науке", намеренно избегая этой темы - тот же Камилло Агриппа ее только упомянул. Другие упоминали вкратце необходимость соответствовать церковным установлениям и общественным нормам. Очень многие были равнодушны к этой теме. Особый интерес к воспитанию дворянской молодежи показывали некоторые из испанских мастеров Дестрезы, убежденных католи. Но у испанцев, во всяком случае некоторых, эти рассуждения звучат гораздо человечнее и искреннее. Суэтнем разве что может убедить читателей в том, что пьяный разврат и дуэли по пустякам - самый приятный образ жизни, если такой зануда категорически против. По самому трактату не так просто сказать, что больше всего влияло на его "высокоморальное" содержание. Это мог быть король Иаков I, ханжеством и стремлением "закрутить гайки" создавший совсем другую атмосферу в Англии, чем во времена Елизаветы. Это могла быть необходимость блюсти приличия как наставнику принца Генри. Могли влиять какие-то особенности суэтнемовского воспитания.

Зато даже при беглом взгляде на его второй выдающийся опус начинаешь понимать, что человеком Суэтнем был своеобразным - даже по тогдашним временам и нравам. Книга эта знаменитая, поизвестнее фехтовального трактата. Посвящена она женщинам - причем, именно обличению и разоблачению неисправимо испорченной женской природы. Трактат получил большую известность у протестантской общественности, его читали и цитировали с большим пиететом британские ханжи и фанатики разных видов. Книга вышла фундаментальная: Суэтнем не поленился проштудировать античных авторов и Библию, чтобы доказать всю зловредность женщин от сотворения мира и вплоть до его времен. Ужасы брака и семейной жизни тоже заняли достойное место в его шедевре. Позднее в Англии стали публиковать памфлеты и книги в его поддержку, и даже нашлись оппоненты, которые пытались защитить женщин от Суэтнема сотоварищи. Но до нынешних прогрессивных времен было далеко, и отдельные подвижники сражались против серьезных сил. Вскоре на сцене британских театров даже появилась пьеса, где автор откровенно глумился над Суэтнемом, выведя его под греческим именем... Мизогин. Этими-то подвигами Суэтнем и обессмертил себя, и современным адептам феминизма, гендерных штудий, а также серьезным исследователям литературы и театра тюдоровской и стюартовской Англии он очень хорошо знаком.
sashabig: (500 америк)
Во время нынешних терактов все чаще слышно о применении холодного оружия. Например, два террориста в иерусалимском религиозном центре использовали не только пистолеты, но и топоры. Участились атаки с использованием ножей. Разумеется, как только террористы сталкивались с человеком, вооруженным огнестрельным оружием, все заканчивалось быстро - и при автомобильных терактах, когда таранили прохожих, и во время нападений с ножом. Террориста супермаркете остановил человек с пистолетом и, видимо,  подготовленный, - он связанн с правительственной охраной или чем-то подобным. Но основная масса во время таких нападений - гражданские, а они редко вооружены, и права носить пистолет обычно не имеют. Видимо, это сыграло свою роль в нападении на религиозный центр. И в супермаркете голые руки против ножа не очень-то помогали.
Read more... )
sashabig: (500 америк)


Ход драки - очень показательный. Один псих в пылу потерял оружие и зарвался, а второй не сумел до конца воспользоваться преимуществом. В итоге все закончилось бездарным клинчем. Видимо, у клинков не было достаточной прорубающей силы, или удар у обоих бойцов не поставлен как следует. Оно и к лучшему. Хотя все равно могло плохо кончиться.
sashabig: (500 америк)


Автор этого ролика - талантливый американский художник-мультипликатор Нина Пэли. Самая известная ее работа - мультик "Sita Sings the Blues". The "Land is Mine" должен стать концовкой анимационной ленты с красноречивым названием "Seder Masochism".
дополн. информация )
sashabig: (Default)
0) Новая флотилия миротворцев грозит израильской военщине, но пока мешкает.
Первая была бодрее. Мораль: не все идиоты одинаково полезны.

Read more... )
sashabig: (Default)
Сегодня - сплошные разочарования. За солидной обложкой книжицы про средневековое военное дело скрывался банальнейший научпоп. Было тем обиднее, что издали эту книгу очень основательно. Приятно взять в руки, полистать, поглядеть картинки, но не более того. Текст - крайне поверхностный. Обо всем и ни о чем.

Read more... )
sashabig: (Default)
Раз в неделю-две мне на мыло любезно сообщают, что "требуются феи и рыцари". Особенно смотрятся такие объявления рядом с "требуется завскладом" и "требуются преподаватели". Своя логика тут есть: с местными школьниками справится далеко не всякий преподаватель. А у рыцаря и феи шансов чуть больше. Тех же, кто не переживет знакомства с местными цветами жизни, примет на учет какой-нибудь завскладом.
sashabig: (Default)
Вчерашний день вышел очень сумбурным. Я побывал на иерусалимской международной книжной ярмарке, но очень странно. Весь день без толку возился, собрался поздно и оттого даже не прошелся по иерусалимским достопримечательностям. А ребята молодцы - прошлись как следует.
Удивительная все-таки вещь: часто говорят с восторгом о Праге, Барселоне, Лондоне или там Париже, а мысль о том, что живешь в полутора часах езды от знаменитейшего города, куда туристы едут со всего света, как-то благополучно обходит стороной. Местное - скучно и привычно. Славны бубны за горами.

Конечно, я вечером мог бы пройтись по Старому Городу, но пришлось бы пожертвовать целью поездки, чего я никак не мог допустить. На ярмарке меня ждали архиважные дела. Во-первых, надо было обязательно пройтись по настоящей международной книжной ярмарке и найти как можно больше интересных книжек. И если повезет увидеть что-нибудь этакое, плюнуть на расходы и купить. Я ведь как думал? Не каждый раз бываешь на книжной ярмарке международного класса! Еще попробуй выбери! Ну а во-вторых и самых главных, нужно было непременно, просто позарез, увидеть вживую самого настоящего Умберто Эко, послушать его хоть краем уха и взять у него автограф.

Read more... )
sashabig: (Default)
Позавчера проходил мимо все того же Зива. А там есть удобное такое место, где постоянно то демонстрация, то пикет, то очередную ерунду рекламируют. Но на этот раз тамошнее собрание было по-особому торжественным. На площадке стояла толпа религиозных сограждан и исполняла как религиозный долг. Они там коллективно молились постились слушали радио Радонеж о ниспослании дождя. Народу было не так уж и мало, но хляби небесные так и не разверзлись. А главные молитвы возносили в Иерусалиме. С тем же результатом. Ну да, город трех религий, славный одноименным синдромом и рекордным количеством "мессий" на душу населения.

Но веселого мало. Ноябрь уже закончился, а дождей все нет и нет, и молитвами тут не поможешь. Летом будут неприятности с водой, как пить дать. Такими темпами нас вообще ожидает основательная такая засуха. Как-то она подействует на соседние страны. Им и без того головушку напекло...

Доводилось мне читать, как одна хасидская община с богом судилась как раз по поводу осадков. Кстати, легенда гласит, что отсудили - дескать, все вины свои перебрали, никаких оправданий вашему безобразному божественному поведению не видим. Так что, вашество, вертайте-ка положенные по сезону осадки. А то несправедливо получается. Анекдот анекдотом, а вот в последовательности и своеобразном здравом смысле тамошним раввинам не откажешь. Интересно, хватило бы у местных раввинов пороху на такое судебное разбирательство?
sashabig: (Default)
Дело было позавчера. Сажусь я в автобус, иду себе по проходу. А надо сказать, проход там узкий - сдвоенные сиденья с двух сторон. Там и для худеньких места не шибко много. Внезапно с одного из передних сидений, уставившись мне в глаза, поднимается какой-то мальчик и начинает медленно, боком, с остановками, пятиться. Его никак не обойти, и я иду потихоньку дальше за ним, чтобы не мешать следующим пассажирам. Он пятится все дальше, и с каждым шагом все страньше и страньше. Медленно доходим до площадки пошире, я становлюсь у окна. Он чего-то мнется, а потом все-таки возвращается обратно и садится на место, к друзьям-приятелям.

Так он, оказывается, мне место хотел уступить. Мне! И ведь что интересно, здесь по собственной инициативе далеко не каждый уступает место. На надписи "уступай место пожилым" очень многие не обращают внимания. Самостоятельно, без особой просьбы, тоже подвинется не каждый. Индивидуализм плюс израильское пренебрежение к условностям и приличиям. Это ж какое я должен был произвести впечатление на этого мальчика, что меня с моей бородой и комплекцией приняли за пожилого человека и решили уступить мне место!

Но вообще-то с автобусами у меня давно что-то не то. В девяносто третьем - я тогда был подростком - ко мне впервые в автобусе обратились на "вы". Видимо, из-за габаритов. Теперь еще вот это.

P.S. А на той остановке на полочке снова лежали книжки. Кажется, уже другие.
И это не может не радовать.
sashabig: (Default)
Сегодня видел необычную автобусную остановку. Какие-то умельцы приделали к ней...полки с книжками.
Видимо, кто-то надеется не облагораживающее влияние литературы в славном городе Хайфе.
Не знаю, долго ли эта конструкция протянет. Хотелось бы, конечно, чтобы как можно дольше. Но что-то мне не верится. Хорошо бы, наши вандалы держались подальше. Все-таки, остановка с книжками приятнее остановки без книжек. Да и атмосфера какая-то другая сразу.
sashabig: (Default)

Пражские воители. Офисный меченосец против гоповатого таксиста.
Меч доказал свое преимущество перед голой рукой!

Profile

sashabig: (Default)
sashabig

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 08:06 pm
Powered by Dreamwidth Studios