sashabig: (500 америк)
Критики и противники Дестрезы



Споры о том, чья школа фехтования лучше - давнее и далеко не безобидное развлечение. Следы подобных споров иногда попадаются в самых разных учебниках по фехтованию и боевым искусствам Средневековья и Ренессанса. Где-то вскользь говорится, что по-настоящему знающих мастеров можно пересчитать по пальцам. Такие мнения можно встретить во Flos duellatorum, например, когда автор перечисляет своих наставников и жалуется на обилие ничего не знающих "специалистов". В конце XVI века Анри де Сен-Дидье в своей книге демонстрировал теоретическое и практическое превосходство своей системы фехтования, благо книга - не форум в интернете, возразить и опровергнуть сразу все равно некому. Пока оппоненты узнают про книжку, доберутся до нее, прочитают, соберутся с мыслями, наконец найдутся с ответом, его изложат в письменном виде и, наконец, напечатают, пройдет немало времени. Некоторые авторы не стеснялись в выражениях и не жалели самых черных красок для конкурентов и недругов. Презрительно писали о мастерах "вульгарной Дестрезы" мастера Дестрезы "истинной". Нарваэс отдельно проехался по всем известным ему мастерам-иностранцам в письме герцогу Сеа. Перечислил он очень и очень многих, чем сделал подарок историкам фехтования. Но отзывы были очень резкими и пренебрежительными. Впрочем, со своим наставником Каррансой Нарваэс тоже был не слишком любезен, и с его последователями также конфликтовал.



Обложка "Парадоксов защиты" Сильвера. Не совсем парадоксов в нынешнем смысле и не совсем защиты.
Но так оно всегда.


Но как аукнется, так и откликнется. И здесь отличились не столько итальянцы и французы, сколько английские фехтовальщики. На первом месте по разлитию желчи и яда был Джордж Сильвер. Даже англоязычные исследователи и интерпретаторы не раз называли его ярым националистом или вовсе "ксенофомским мастером фехтования". Было из-за чего. Сильвер больше прославился своей яростной критикой итальянских рапиристов. Он всячески издевался над их школой, приспособленной к дуэльному поединку и рассказывал анекдоты о том, как трусоваты или неумелы оказывались итальянские фехтовальщики в бою с обычными британскими забияками. К идеям испанской Дестрезы он отнесся несколько серьезнее, а вот к возможности их осуществить на практике - с изрядным сарказмом. По всей видимости, Сильвер критиковал еще старую школу, школу Каррансы, потому как его книга вышла в свет до книги Нарваэса "Libro de la Grandezas de la Espada" и до раскола в рядах адептов Дестрезы на "каррансистов" и "пачекистов" (сторонников Нарваэса). Мысль о том, что в бою кто-то может сохранить угрозу укола во всех обстоятельствах и при любых взаимных перемещениях фехтовальщиков, Сильвер разнес в пух и прах. Для него это было полнейшей фантастикой. И если до этого рассуждения описание испанской манеры боя у Сильвера выглядело вполне пристойно, даже со сдержанным одобрением здравого испанского подхода, то после "развенчания" читателю становилось ясно, что это просто-напросто затишье перед бурей. Сильвер именно издевался, причем по-английски расчетливо и изощренно.

Read more... )
sashabig: (500 америк)
Про дуэли и романтику



Дуэлянты и секунданты решают сложный вопрос.
Вероятно, вопрос чести.


В доинтернетные и дофэнтезийные времена авантюрные и авантюрно-исторические романы были очень популярны. Лет двадцать пять тому назад я и сам зачитывался Скоттом, Дюма, Стивенсоном, Сабатини, Ридом, Буссенаром, Готье и некоторыми другими авторами из этой области. Чтение было увлекательным, местами неожиданным, а подчас - очень странным и даже неприятным. Позже я для себя определил: если слишком сильно вчитываешься, магия слов куда-то уходит, и проступают менее романтичные детали. И так уж вышло, что сильнее всего эти странности  проступали в историях, связанных с поединками, а в особенности с дуэлями. Еще позже я с удивлением обнаружил, что дуэль в литературе встречается с поразительной частотой, и не только в беллетристике. И более того - особой популярностью у литераторов самого разного плана издавна пользуется подстроенная, подлая дуэль.



Провокациями не брезговал и капитан Блад.
Из благих побуждений. Сцена из экранизации.


До сих пор очень многие восторгаются дуэльной романтикой. Народ любит песню о шпаге в исполнении Миронова. Народ любит песни мушкетеров из советского кинофильма. Побивание толп зловредных (но крайне неумелых) гвардейцев кардинала Ришелье тоже издавна вызывает самый горячий энтузиазм. Вот только более ранние авторы, особенно из числа более искушенных и трезво мыслящих, к романтике этой относились очень и очень настороженно. Классический сюжет про бой героя с негодяем можно прочитать в "Капитанской дочке". В "Выстреле" можно встретить искусного дуэлянта, готового пожертвовать даже своей репутацией, лишь бы дождаться нужного момента и отомстить обидчику. Но, вероятно, одна из самых отвратительных историй о дуэлях рассказана в "Поединке". С другой стороны, сюжет этот в западной литературе встречается чаще - и у классиков, и у талантливых беллетристов, и у литературных поденщиков. Кстати, нередко речь об искусном фехтовальщике, который собирается под предлогом дуэли без труда заколоть неумелого бойца. Вероятно, этот сюжет очень давно превратился в литературное клише, но оказался настолько удачным приемом, что им так и продолжали пользоваться не одну сотню лет. Впрочем, и в наши дни он не то чтобы совсем исчез. А вот романтики в таких историях издавна было очень мало.



А все так благородно начиналось...
sashabig: (500 америк)
Осада замка

Изображение осады замка в средневековых манускриптах - отдельная занятная тема.
Вот, скажем, была такая забава - осада "замка любви". Замок защищали дамы, а атаковали рыцари.


Read more... )
sashabig: (500 америк)
Фантастические твари и фехтование

Средневековые иллюстраторы были большие затейники и украшали манускрипты фантастическими орнаментами, яркими и тонко выписанными миниатюрами, где один причудливый рисунок неожиданно перерастает в другой, а в заглавной букве прячется огромное чудище. Но особое место в их психоделическом творчестве занимали битвы с участием фантастических тварей. И надо сказать, нарисованным воинам и сказочным существам фехтование было жизненно необходимо.

Человекоулитка грамотно подобрал оружие. Дубинка с баклером против меча и плаща.
Правда, противник ведет себя непристойно и коварно прячет оружие, выставив филейные части на обозрение:



Вот два опытнейших воителя из Маастрихтского часослова (первая четверть XIV века):



Как осторожно они прячутся за щитом. Даже руку с оружием предусмотрительно спрятали! Зайчатину добыть будет непросто!
Read more... )
sashabig: (500 америк)
Шовинист

Английский мастер Джозеф Суэтнем больше всего известен по двум работам. Одна посвящена принцу Генри, которого Суэтнем якобы обучал. Это трактат по фехтованию. Судя по содержанию этой книги (ее несложно найти в сети), суэтнемовская система была гибридом итальянских школ фехтования на рапире и некоторых английских боевых искусств, вроде боя на кватерстаффах. Хотя Суэтнем гордо утверждал, что его система фехотвания и трактат - исключительны и именно британские по сути своей. Как учитель фехтования он предпочитал осторожную и надежную работу на дистанции, атаку с финтами издали по ближайшей мишени, продуманный маневр и неудобную для противника тактику. Это его сближает в чем-то с куда более поздними мастерами. В суэтнемовском подходе тактически и идейно было больше, скорее, от итальянцев.

Книга его читается с трудом: едва закончив с посвящением трактата принцу Генри, Суэтнем берется... за воспитательную работу. Местами текст становится больше похож на проповедь в церкви, чем на учебник фехтования. Читать это неприятно, скучно и утомительно, и тем наивным читателям, которые сразу хотели полезных сведений и практических советов, можно только посочувствовать. Впрочем, через некоторое время, не забывая о душах несчастных читателей, Суэтнем все же переходит к главной теме. Сам по себе материал небезынтересен, но читается совсем не как переводные итальянские работы, а уж тем более трактаты Сильвера или книги других англичан, увидевшие свет в конце XVI - начале XVII вв. Интересно, однако, что как убежденный протестантский моралист Суэтнем основательно критикует всевозможных забияк и тех, кто убивает почем зря противника на дуэлях. В его фехтовальной системе отдается явный приоритет нелетальным ранениям. Подобно шекспировскому Тибальту он предпочитал "царапать" недругов, но в отличие от шекспировского персонажа не хочет их убивать.

Вообще-то своим морализаторством Суэтнем выделяется среди очень многих фехтовальщиков. Многие ничего не писали о "нравственной науке", намеренно избегая этой темы - тот же Камилло Агриппа ее только упомянул. Другие упоминали вкратце необходимость соответствовать церковным установлениям и общественным нормам. Очень многие были равнодушны к этой теме. Особый интерес к воспитанию дворянской молодежи показывали некоторые из испанских мастеров Дестрезы, убежденных католи. Но у испанцев, во всяком случае некоторых, эти рассуждения звучат гораздо человечнее и искреннее. Суэтнем разве что может убедить читателей в том, что пьяный разврат и дуэли по пустякам - самый приятный образ жизни, если такой зануда категорически против. По самому трактату не так просто сказать, что больше всего влияло на его "высокоморальное" содержание. Это мог быть король Иаков I, ханжеством и стремлением "закрутить гайки" создавший совсем другую атмосферу в Англии, чем во времена Елизаветы. Это могла быть необходимость блюсти приличия как наставнику принца Генри. Могли влиять какие-то особенности суэтнемовского воспитания.

Зато даже при беглом взгляде на его второй выдающийся опус начинаешь понимать, что человеком Суэтнем был своеобразным - даже по тогдашним временам и нравам. Книга эта знаменитая, поизвестнее фехтовального трактата. Посвящена она женщинам - причем, именно обличению и разоблачению неисправимо испорченной женской природы. Трактат получил большую известность у протестантской общественности, его читали и цитировали с большим пиететом британские ханжи и фанатики разных видов. Книга вышла фундаментальная: Суэтнем не поленился проштудировать античных авторов и Библию, чтобы доказать всю зловредность женщин от сотворения мира и вплоть до его времен. Ужасы брака и семейной жизни тоже заняли достойное место в его шедевре. Позднее в Англии стали публиковать памфлеты и книги в его поддержку, и даже нашлись оппоненты, которые пытались защитить женщин от Суэтнема сотоварищи. Но до нынешних прогрессивных времен было далеко, и отдельные подвижники сражались против серьезных сил. Вскоре на сцене британских театров даже появилась пьеса, где автор откровенно глумился над Суэтнемом, выведя его под греческим именем... Мизогин. Этими-то подвигами Суэтнем и обессмертил себя, и современным адептам феминизма, гендерных штудий, а также серьезным исследователям литературы и театра тюдоровской и стюартовской Англии он очень хорошо знаком.
sashabig: (500 америк)
Неслучившаяся история

Самым первым европейским учебником по фехтованию уже давно считается манускрипт I.33. Об этой великолепной и необычной во многих отношениях книге я уже писал. I.33 - иллюстрированная рукопись на латыни с отдельными терминами немецкого происхождения. До сих пор она поражает качеством и основательностью материала. Составил ее некий клирик Лютегер, который обучал фехтованию на мече и баклере как монастырскую братию, так и других лиц (и даже женщину по имени Вальпургис). Сейчас эту книгу чаще всего относят к первой трети XIV века. Уже есть целый ряд ее переводов на английский и масса самых разных расшифровок и интерпретаций. Но что если Лютегер не был самым первым? Что если были более ранние учебники фехтования?



Иллюстрация из I.33

Упоминание о такой книге можно найти в  "Жизнеописаниях древних и наиславнейших провансальских пиитов..." 1575 года.  В суховатом "жизнеописании" знатного трубадура Гильема де Сент-Дидие говорится о его рифмованном переводе на провансальский язык басен Эзопа и "прекрасном трактате о фехтовании, посвященном графу Провансскому"! В свое время, в конце XIX века, кое-кого из французских энтузиастов фехтования этот отрывок порадовал: первый учебник по фехтованию во всей Европе составил француз! Ведь де Сент-Дидье жил во второй половине XII века.
Read more... )
sashabig: (500 америк)
Сюжет для Уильяма нашего Шекспира - III

Шекспировские страсти не закончились даже со смертью Фабриса. Целый ряд последователей Фабриса вновь и вновь переиздавал его трактат. Кое-кто добавлял свои иллюстрации. Иные мастера (в этом обвиняли кое-кого из венецианцев) просто занимались плагиатом и крали его идеи. Обвиняли в этом не кого-нибудь, а самого Николетто Джиганти, автора довольно известного трактата - дескать, всю вторую часть трактата украл. Впрочем, возможно, Джиганти в этой краже 1622 года и не был виноват. Это могла быть чья-то пиратская перепечатка. А книжное пиратство процветало уже тогда, в том числе в сфере фехтовальных трактатов.



Николетто Джиганти, собственной персоной.

Read more... )
sashabig: (500 америк)
Возвращаясь к давней теме, которую я надолго забросил. Краткое предварительное замечание.

Итак, после того, как в девяностые и особенно в двухтысячные исследования старинных европейских БИ набрали обороты, вся эта область по сей день продолжает расти как на дрожжах. На сегодня уже опубликовано столько, что запросто можно сбиться со счета. Испанцы активно осваивают все опубликованные трактаты по Дестрезе и даже найденные не так давно неопубликованные и рукописные источники по теме. Многое стали известно о развитии этого направления в Португалии. Вышло в свет немало новых изданий и исследований, и даже новая очень подробная библиография по теме (2012 года). Итальянцы занимаются так называемой болонской школой (и не только ей). Впрочем, это у них давняя традиции. Немецкие (и не только немецкие) исследователи очень активно разрабатывают все связанное с традицией т. н. "общества Лихтенауэра", и очень многое прояснили касательно всевозможных позднесредневековых рукописных трактатов с отрывками из разных авторов, которых относят к этой школе. Французы активно занимяются недавно найденными источниками, историей дуэлей и первыми учебниками по шпаге. Они даже регулярно собирают очень представительный слет в Дижоне, где исследователи, архивисты, историки и реконструкторы со всей Европы делают доклады по самым свежим находкам и исследованиям в области истории фехтования. Я уже не говорю о переводах всевозможных трактатов на английский. Нередко можно найти сразу несколько переводов фехтовальной классики - того же Тальхоффера или, к примеру, Джиганти. Даже темы достаточно далекие, вроде т.н. "колониальных" БИ, восточных, даже совсем далеких "океанийских" сегодня известно гораздо больше. А если учесть новинки по части металлургии, археологии оружия и доспехов и массы иных смежных тем, то масштабы области поражают размахом. Появились уже и серьезные специализированные академические журналы, а новыми монографиями и серьезными работами по теме уже, наверное, никого и не удивить. Наконец, реконструкторы и энтузиасты БИ тоже не стоят на месте, и фехтовальщиков, которые серьезно занимаются не один год длинным мечом, мечом и баклером или ренессансной рапирой уже очень и очень много.

Создается даже впечатление, что такие недавние и весьма основательные работы, как книга Англо стремительно устаревают: спецы и энтузиасты за последние лет пятнадцать исследовали и реконструировали, а также нашли и опубликовали столько всего, что непонятно, как вообще общая работа по ренессансным боевым искусствам может угнаться за всем этим бурным потоком новинок. Интересно, конечно, куда течет этот поток или куда может двинуться. А еще интереснее - те белые пятна в исследованиях старинных европейских боевых искусств, с которыми пока этот поток еще не справился (и непонятно, когда и как справится в будущем). Но об этом позже.
sashabig: (Default)
Универовская библиотека творит нечто неописуемое, и это для нее нормальное состояние дел. С одной стороны - достроили новое крыло, довольно большое и комфортное. С другой стороны, его по большей части занимают офисы, коридоры и лестничные пролеты. Построен новый читальный зал, но какой-то мелкий. Несмотря на кризисы-урезания, в библиотеку поступают интереснейшие и капитальные издания - от трудов по фортификациям Нового Времени до книг по кореистике или истории искусства. Но рядом с обложками этих великолепных томов - огромный стол, куда выбрасываются десятками старые книги.

И ладно бы барахло выкидывали, вроде руководства для американских учителей годов сороковых или отчетов какой-нибудь партконференции (бывает и такое). Нет, выбрасывают немало изданий, которые стоило бы оставить на полочке. Пару недель назад выкинули основательно изданный испанцами том переписки кардинала Альборноса. Зачем-то выкинули буклет от великолепнейшего атласа "хаклютовского общества". Дескать, и без буклета сойдет. Периодически выбрасывают старую востоковедческую литературу. Издания на арабском тоже попали на эту полку, хотя там были серьезные вещи. Были книги на русском - от случайной ерунды до сборников специальных статей по египтологии.

Хотя признаюсь: если бы выкинули интересные мне вещи - был бы доволен. Вот только бывает это редко - успеваю все больше к шапочному разбору.
sashabig: (Default)
Когда я был еще не таким большим, хороших исторических книжек было не просто много, а очень много.
Под рукой, что характерно, их часто не было. Иные найти было почти невозможно. Некоторые были дефицитом и издавались мизерным тиражом. Но за ними стоило побегать. Это были особенные книжки - умные, сложные и интересные. А еще они были хорошо написаны. Эти книжки многое раскладывали по полочкам, даже если речь шла о сложнейших темах. Они открывали новые миры перед читателем и радовали своеобразным авторским стилем изложения. При этом они были разными, ведь тем было много, а каждый выдающийся автор писал по-своему и о своем. Хвалить этих авторов и их произведения было хорошим тоном. Дело было не столько в их высокой научной квалификации: большинство читателей все равно не смогло бы ее сходу оценить, и даже довольно подкованные просто принимали к сведению, как факт. Все дело было в литературной одаренности и любви к своей теме. Именно талант писателей и страсть к любимому предмету превращали недоверчивых читателей в ярых поклонников, придавали очарование даже самым, казалось бы, пресным темам.

Но очарование длилось недолго. Такой уж я человек. При внимательном прочтении замчательных книжек оказывалось, что выводы авторов отнюдь не однозначно следуют из их рассуждений. Читались-то они убедительно, а на самом деле... Более того, нередко авторские выводы вообще из рассуждений не следовали и словно бы висели на невидимых нитях. При ознакомлении с дополнительной литературой и литературой по смежным темам обнаруживалось, что даже стройные рассуждения уязвимы для критики. Когда же выяснялось что авторские оценки неоднозначны, мнения предвзяты, а идеологические предпочтения бросаются в глаза, на душе становилось как-то грустно.  Не из-за того, что рушилась красивая и стройная картина исторической эпохи или какой-нибудь серьезной темы. Крепло подозрение, что на эти замечательные книжки полагаться вообще нельзя. Они раз за разом оказывались ненадежными. А ведь очень хотелось - по-настоящему что-то узнать.

С течением времени выяснилось, что с незыблемыми истинами в истории дела обстоят особенно неважно. Их там явный дефицит. И с тех самых пор, целый ряд великолепных авторов сиротливо пылится у меня на полке. Я их читаю лишь по мере необходимости. А ведь когда-то буквально охотился за ними и считал за счастье найти и приобрести.
sashabig: (Default)
Вчерашний день вышел очень сумбурным. Я побывал на иерусалимской международной книжной ярмарке, но очень странно. Весь день без толку возился, собрался поздно и оттого даже не прошелся по иерусалимским достопримечательностям. А ребята молодцы - прошлись как следует.
Удивительная все-таки вещь: часто говорят с восторгом о Праге, Барселоне, Лондоне или там Париже, а мысль о том, что живешь в полутора часах езды от знаменитейшего города, куда туристы едут со всего света, как-то благополучно обходит стороной. Местное - скучно и привычно. Славны бубны за горами.

Конечно, я вечером мог бы пройтись по Старому Городу, но пришлось бы пожертвовать целью поездки, чего я никак не мог допустить. На ярмарке меня ждали архиважные дела. Во-первых, надо было обязательно пройтись по настоящей международной книжной ярмарке и найти как можно больше интересных книжек. И если повезет увидеть что-нибудь этакое, плюнуть на расходы и купить. Я ведь как думал? Не каждый раз бываешь на книжной ярмарке международного класса! Еще попробуй выбери! Ну а во-вторых и самых главных, нужно было непременно, просто позарез, увидеть вживую самого настоящего Умберто Эко, послушать его хоть краем уха и взять у него автограф.

Read more... )
sashabig: (Default)
Недавно я заинтересовался упоминаниями об испанском рапирном фехтовании в художественной литературе. Вскоре я обнаружил, что стиль Каррансы оставил в ней очень глубокий след, и это давно известно специалистам по испанской литературе Золотого Века. Дестрезу, как оказалось, поминали Кальдерон де ла Барка, Лопе де Вега, Кеведо. Попала она и в "Дон Кихот". В издании 1614 года даже есть сцена, где описано ее применение, причем, и сама Дестреза, и ее адепт представлены в самом выгодном свете. Из испанцев Сервантес оказался чуть ли не самым восторженным поклонником Каррансы. Но самую высокую похвалу он воздал Каррансе еще в первом своем романе, "Галатее". "Галатея" - "пасторальный" роман в стихах, рассказывающий очередную куртуазную историю любви "пастушек" и "пастушков". Роман этот не так-то прост, как может показаться, и по-своему очень интересен. Но лично меня заинтересовали следующие строки из Галатеи (часть под названием "Песнь Каллиопы"):

Si queréis ver en una igual balança
   al ruvio Febo y colorado Marte,
   procurad de mirar al gran Carrança,
   de quien el uno y el otro no se parte.
   En el veréis, amigas, pluma y lanza
   con tanta discreción, destreza y arte,
   que la destreza, en partes dividida,
   la tiene a sciencia y arte reduzida (2)
 
   (Galatea VI, 441, vv. 8-15)

Разумеется, я полез искать русский перевод Галатеи и даже его обнаружил. Но увы - никакого Каррансы и уж тем более хвалебных строк в его адрес в переводе не нашлось. Оказалось, это был сокращенный перевод, и при издании решили обойтись без этих подробностей. Я видел перевод этих строчек на английский, но поломав голову и посидев со словарем, засомневался в точности.

И перевод на английский, и оригинал по адресу -

http://www.destreza.us/history/allusions/cervantes_galatea.html

Сама страница посвящена изучению и переводу книг по Дестрезе на английский.

Перевод, конечно, художественный, но что-то там не сходится. С первыми четырьмя строчками все более-менее ясно вообще без перевода, а вот дальше Мигель Сервантес хитро закрутил.
С "amigas, pluma y lanza" еще понятно, оба слова женского рода.  Но самая засада с "la tiene a sciencia y arte reduzida". Если подлежащее там "он" (т.е. Карранса), как переводит Кёртис, то в конце должно быть reduzido. Иначе выходит, что reduzida относится к la destreza. Но похоже, должно к pluma y lanza как единому целому - больше негде искать. Или в Испании за четыреста с хвостиком лет поменялось что-то в родах причастий?

Непонятно. Если изменилось, то все сходится, а если нет - надо разматывать эту хитрую конструкцию.
А еще выяснилось, что pluma - это не только перо, но и иносказательно писатель. Но это-то интуитивно понятно. А вот с lanza совсем интересно. Это не только копье (особенно рыцарское), но и пика, и "копьеносец", и пикинер, но, что занятнее всего, - "кастильский воин".

И еще - интересно смотрится как устойчивое выражение (без артикля!) destreza y arte. В общем, надо лезть в старые испанские словари и соображать.
sashabig: (Default)
В свое время мне довелось столкнуться с занятным термином, gaze. Под этим самым gaze понималась особая для данной эпохи и среды точка зрения, уникальный способ обработки информации. Read more... )
sashabig: (Default)
Во времена Елизаветы I сцены боев были невероятно популярны у английской публики. Лондонские театры ставили самые настоящие боевики. И постановки были весьма профессиональными: актеры посещали школы боевых искусств и свое дело знали неплохо.

Read more... )
sashabig: (Default)
Когда я был совсем маленьким, я не читал предисловий, потому что в совсем детских книжках их не было. Те ранние книжки были простыми и ясными. Read more... )
sashabig: (Default)
Чтение - искусство, которому можно учиться всю жизнь.
Самой большой трудностью для любого читателя оказывается даже не ограниченный набор инструментов восприятия. Самой большой ловушкой является он сам, и прежде всего - его главные слабости и недостатки. Даже вполне работающий инструмент эти самые слабости могут свести на нет. Наверное, так в любом деле. В фехтовании, например, та же история.

Хороший читатель и хорошее, умное прочтение - драгоценная редкость. Дело не только в бедном круге чтения и ограниченных способностях к восприятию массы читателей. Некоторые тексты можно воспринимать, лишь обладая очень высокими качествами. Это как в черчении - многие могут научиться прилежно чертить, даже неплохо, но вот пространственное воображение есть не у всех.

Я, например, плохо воспринимаю описания природы. С восприятием поэзии дела обстоят тоже неважно. А некоторые читатели удивительно чутки именно к подобным текстам. У них есть и знания, и тонкий вкус, и какое-то непостижимое чутье. Некоторые уникумы в тексте умудряются увидеть то, что никто другой не смог бы увидеть. Это редкая и удивительная разновидность читателя.
sashabig: (Default)
Занятная штука - XIV век в Италии. Не только в отношении бросающихся в глаза событий и явлений. Ренессанс - можно перечислять и перечислять новое и прежде неведомое. Или основательно забытое, что для тогдашней Европы было в чем-то синонимом новизны.

Read more... )

Пьетро Аретино. Свое дело знал. Гуманист не хуже иных; непристойностями увлекался.


sashabig: (Default)
Джакомо Ди Грасси интересен и сам по себе, и в контексте фехтования XVI  века. Свой трактат этот мастер писал, видимо, в те же годы, что и Карранса. Во всяком случае, его книга датируется 1570, а "Диалоги..." отца Дестрезы - годом ранее.
Read more... )

Profile

sashabig: (Default)
sashabig

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 08:02 pm
Powered by Dreamwidth Studios