sashabig: (500 америк)
Историю часто считают дисциплиной весьма непрактичной, далекой от повседневных забот. Если кто по простоте душевной обмолвится, что изучает историю, местные чаще всего спросят в лоб: "А на что она годится?" или "Какой в ней вообще прок?" Вопрос обычно риторический, и смысл у него очень простой: а что с этой ерундой делать-то? Ни толком заработать, ни перспектив особых не просматривается - все в тумане, все неопределенное. Такое выбирают себе в качестве профессии люди со странностями, а то и не вполне нормальные. С этой профессией прожить очень непросто, а преуспеть тем более.

Современный израильтянин отличается прагматичностью и стремлением к ясности; он не любит витать в эмпиреях. Если профессия или область знания не дает ясной и ощутимой отдачи, она второсортная, ущербная, лишняя и не стоит внимания серьезных людей. Оттого на многие области знания и профессии смотрит израильтянин свысока, снисходительно. Если вообще удостоит их высочайшим вниманием. Разумеется, всегда найдутся чудаки, исключения из правил, или те, кто может позволить себе баловство и прихоти. Изредка встречаются вполне целеустремленные люди. Они твердо знают, зачем им это странное занятие.

Но так к истории здесь относились далеко не всегда. Когда-то она не была кабинетной дисциплиной. Не была она и прихотью. На историю смотрели так же приземленно, но куда более заинтересованно, и практическая польза от нее была вполне ясна. Само государство появилось не без помощи этой странной кабинетной дисциплины, и многие военные, политики, видные чиновники, партийные функционеры, серые кардиналы, идеологи и их противники, социалисты, правые националисты, светские и религиозные искали в истории практических уроков, рецептов, решений, средства от прежних и нынешних политических, экономических, военных ошибок и трудностей. История была справочником - с одной стороны "как надо", а с другой - "ни в коем случае так не делай!". Этот взгляд может показаться грубым, примитивным и схематичным, но он оказался достаточно рациональным и жизненным.

Сегодня от тех прежних представлений мало что осталось. Израильтяне старшего поколения изредка могут выдать что-то этакое. Но обстоятельства должны быть какие-то совсем невероятные. На моей памяти, последний такой пример имел место несколько лет назад. По результатам очередного обсуждения "мирного процесса", один израильский генерал (кажется, Яалон) выдал тогдашнему штатовскому госсекретарю Керри, что тот "мессианец" и идеи у него - соответствующие. Керри его просто не понял, да и вообще мало кто понял, о чем речь. По гамбургскому-то счету, американца назвали человеком совершенно неадекватным и к практической политике - за невменяемостью - непригодным. Однако старое сионистское ругательство, с которым некогда нападали и на самого Бен-Гуриона, никакого впечатления на Керри и всех прочих официальных лиц не произвело. Самому Керри обидным оно, кажется, и вовсе не показалось. И это неудивительно - при нынешней всемирной моде на мессианство это даже комлимент. Слишком многие хотят видеть себя спасителями целого мира и его окрестностей - с минимумом личного дискомфорта и совершеннейше наплевательским отношением к последствиям. А лет так пятьдесят тому вышел бы славный скандал с битьем посуды и руганью на всю местную прессу, а то и на всю американскую.

Дело в том, что в те стародавние времена многие сионисты, ознакомившись с историческими источниками и кое-какими общими работами, пришли к неутешительному выводу, что мессианство страшное зло для еврейского народа, и проку от него почти не было, а вот катастроф и прочих неприятностей было сколько угодно. Оттого у всех прожектов, которые как-то это мессианство напоминали, и всех идеек про особую роль и миссию обнаружилось множество довольно последовательных, весьма неглупых и волевых противников. Доходило до смешного: один из местных философов упрекал в гордыне и мессианстве самого Бен-Гуриона со словами а-ля "грех стоит у ворот твоих!" Если учесть, что этот же философ взял себе псевдоним в честь семейства, имевшего прямое касательство ко Второму Храму, вся сцена была чистейшей пелевенщиной. Но мессианству давали отпор.

Нынче же времена переменились. История в том узко-практическом смысле больше не в чести. Оттого и неудивительно влияние мессианцев в израилськой политике, и торжество неадекватных личностей в мировом масштабе столь же неслучайно, сколь и очевидно. Быть неадекватным теперь почетно. И так, вероятно, будет вплоть до ближайшей Третьей Мировой.
sashabig: (500 америк)
Критики и противники Дестрезы



Споры о том, чья школа фехтования лучше - давнее и далеко не безобидное развлечение. Следы подобных споров иногда попадаются в самых разных учебниках по фехтованию и боевым искусствам Средневековья и Ренессанса. Где-то вскользь говорится, что по-настоящему знающих мастеров можно пересчитать по пальцам. Такие мнения можно встретить во Flos duellatorum, например, когда автор перечисляет своих наставников и жалуется на обилие ничего не знающих "специалистов". В конце XVI века Анри де Сен-Дидье в своей книге демонстрировал теоретическое и практическое превосходство своей системы фехтования, благо книга - не форум в интернете, возразить и опровергнуть сразу все равно некому. Пока оппоненты узнают про книжку, доберутся до нее, прочитают, соберутся с мыслями, наконец найдутся с ответом, его изложат в письменном виде и, наконец, напечатают, пройдет немало времени. Некоторые авторы не стеснялись в выражениях и не жалели самых черных красок для конкурентов и недругов. Презрительно писали о мастерах "вульгарной Дестрезы" мастера Дестрезы "истинной". Нарваэс отдельно проехался по всем известным ему мастерам-иностранцам в письме герцогу Сеа. Перечислил он очень и очень многих, чем сделал подарок историкам фехтования. Но отзывы были очень резкими и пренебрежительными. Впрочем, со своим наставником Каррансой Нарваэс тоже был не слишком любезен, и с его последователями также конфликтовал.



Обложка "Парадоксов защиты" Сильвера. Не совсем парадоксов в нынешнем смысле и не совсем защиты.
Но так оно всегда.


Но как аукнется, так и откликнется. И здесь отличились не столько итальянцы и французы, сколько английские фехтовальщики. На первом месте по разлитию желчи и яда был Джордж Сильвер. Даже англоязычные исследователи и интерпретаторы не раз называли его ярым националистом или вовсе "ксенофомским мастером фехтования". Было из-за чего. Сильвер больше прославился своей яростной критикой итальянских рапиристов. Он всячески издевался над их школой, приспособленной к дуэльному поединку и рассказывал анекдоты о том, как трусоваты или неумелы оказывались итальянские фехтовальщики в бою с обычными британскими забияками. К идеям испанской Дестрезы он отнесся несколько серьезнее, а вот к возможности их осуществить на практике - с изрядным сарказмом. По всей видимости, Сильвер критиковал еще старую школу, школу Каррансы, потому как его книга вышла в свет до книги Нарваэса "Libro de la Grandezas de la Espada" и до раскола в рядах адептов Дестрезы на "каррансистов" и "пачекистов" (сторонников Нарваэса). Мысль о том, что в бою кто-то может сохранить угрозу укола во всех обстоятельствах и при любых взаимных перемещениях фехтовальщиков, Сильвер разнес в пух и прах. Для него это было полнейшей фантастикой. И если до этого рассуждения описание испанской манеры боя у Сильвера выглядело вполне пристойно, даже со сдержанным одобрением здравого испанского подхода, то после "развенчания" читателю становилось ясно, что это просто-напросто затишье перед бурей. Сильвер именно издевался, причем по-английски расчетливо и изощренно.

Read more... )
sashabig: (500 америк)
Из прекрасного, хотя и устаревшего

Оказывается республиканец Рон Пол совсем недавно призывал восстановить институт каперства. Причем, разумеется, со ссылкой на американскую конституцию. Дескать, ввиду злодеяний сомалийских пиратов пора бы восстановить старые добрые традиции letters of marque и letters of reprisal. Если бы предложение прошло, морские маршруты оживились бы очень быстро. Известное дело - многие каперы/приватиры с легкостью необычайной становились пиратами. Впрочем, если международные дела будут идти нынешним ходом, предложение может оказаться заманчивым, а история - очень даже цикличной. ЧВК уже неплохо заработали на охране торговых судов. Могли бы заработать и на борьбе с пиратами. Или на борьбе с вражескими торговыми судами... А как славно три с небольшим века назад зарабатывали предприимчивые нью-йоркцы благодаря предприимчивым компаньонам с островов в Карибском море и с Мадагаскара.
sashabig: (500 америк)
Про дуэли и романтику



Дуэлянты и секунданты решают сложный вопрос.
Вероятно, вопрос чести.


В доинтернетные и дофэнтезийные времена авантюрные и авантюрно-исторические романы были очень популярны. Лет двадцать пять тому назад я и сам зачитывался Скоттом, Дюма, Стивенсоном, Сабатини, Ридом, Буссенаром, Готье и некоторыми другими авторами из этой области. Чтение было увлекательным, местами неожиданным, а подчас - очень странным и даже неприятным. Позже я для себя определил: если слишком сильно вчитываешься, магия слов куда-то уходит, и проступают менее романтичные детали. И так уж вышло, что сильнее всего эти странности  проступали в историях, связанных с поединками, а в особенности с дуэлями. Еще позже я с удивлением обнаружил, что дуэль в литературе встречается с поразительной частотой, и не только в беллетристике. И более того - особой популярностью у литераторов самого разного плана издавна пользуется подстроенная, подлая дуэль.



Провокациями не брезговал и капитан Блад.
Из благих побуждений. Сцена из экранизации.


До сих пор очень многие восторгаются дуэльной романтикой. Народ любит песню о шпаге в исполнении Миронова. Народ любит песни мушкетеров из советского кинофильма. Побивание толп зловредных (но крайне неумелых) гвардейцев кардинала Ришелье тоже издавна вызывает самый горячий энтузиазм. Вот только более ранние авторы, особенно из числа более искушенных и трезво мыслящих, к романтике этой относились очень и очень настороженно. Классический сюжет про бой героя с негодяем можно прочитать в "Капитанской дочке". В "Выстреле" можно встретить искусного дуэлянта, готового пожертвовать даже своей репутацией, лишь бы дождаться нужного момента и отомстить обидчику. Но, вероятно, одна из самых отвратительных историй о дуэлях рассказана в "Поединке". С другой стороны, сюжет этот в западной литературе встречается чаще - и у классиков, и у талантливых беллетристов, и у литературных поденщиков. Кстати, нередко речь об искусном фехтовальщике, который собирается под предлогом дуэли без труда заколоть неумелого бойца. Вероятно, этот сюжет очень давно превратился в литературное клише, но оказался настолько удачным приемом, что им так и продолжали пользоваться не одну сотню лет. Впрочем, и в наши дни он не то чтобы совсем исчез. А вот романтики в таких историях издавна было очень мало.



А все так благородно начиналось...
sashabig: (500 америк)
История нашего города - странная штука. Самые старые поселения в городской черте и рядом с ней уходят корнями в глубокую древность, но вот Хайфа как таковая появилась совсем недавно. Выросла она отчасти из прибрежных поселений, отчасти из желания их контролировать, а отчасти из весьма запоздалой и специфической колонизации. Жители прибрежного поселения не брезговали пиратством, местные правители жаждали их от этого отвадить и контролировать морской путь вдоль побережья. Местное население издавна было сборной солянкой. Но Хайфа - не Одесса и не Марсель. Каждая группа населения - от старожилов до новоприбывших - действовала по какой-то своей, глубоко внутренней логике. И город рос (или не рос) соответственно ей. В сущности, вся горная Хайфа - невероятный какой-то новодел, от Техниона и тем более Хайфского университета до даже верхнего Адара или родного Неве-Шеанана, которые осваивали сравнительно давно. Неве Шеанан - с 1922, например. Да и то - тогда он был на отшибе, сам по себе.

Пейзаж Хайфы живописен, но архитектура в основном банальна. Город разбросан по горкам и холмам, но относительно старая Хайфа глубоко внизу, у берега. Разрыв между ними - физический. На старых снимках, в старых книгах этот разрыв ощущается сильнее, изоляция берега и холмов почти абсолютна. Не так-то просто в шаббат выбраться на море, если живешь наверху. Здесь нужна хитрая организация дела, не на один час работа. Наоборот, если кому из прибрежных жителей приспичило подняться на Кармель, дело это еще более утомительное. Транспорт в давние времена ходил далеко не так хорошо, да и дороги не баловали путешественников. И все же Хайфа имеет массу преимуществ, какими не может похвалиться Иерусалим или даже Тель-Авив, даром что они куда известнее и ярче. Именно здесь транспорт издавна ходит даже в шаббат. Плохо, но ходит. И никакие раввины и ревнители традиций пока не смогли это нарушение благочиния пресечь. Здесь пугающе высокая концентрация необычных людей и курьезов, имеющая, пожалуй, мало общего с приморским характером города. Дело не в воде, хотя по ней сюда добирались очень многие. Море давно перестало быть основным путем для приезжих, а они все не иссякают и появляются себе.

Город изнутри чем-то похож на хамелеона - трудно представить себе, что где-то здесь действовал крупный оракул или был крупный британский нефтепровод. Представить себе здесь монахов-мистиков тоже сложно, хотя монастырь и церкви, связанные с кармелитами, квартал немецких сектантов-темпларов и даже старые карты и изображения неплохо известны местным жителям. Хайфа как-то легко скрывает все это многообразие, оно не особо заметно в повседневной жизни, и куски ее не столь давней истории похоронены очень основательно - не считая отдельных совсем уж ярких отметин, вроде старых полуразрушенных арабских домов в районе муниципалитета. Впрочем, если исчезнут и они, удивительного в этом будет очень мало. Если хорошенько пройтись, многие из курьезов и странностей начинают бросаться в глаза, но можно годами проходить мимо и не замечать их - ведь вся жизнь клубится где-то в другом месте. Нынешняя Хайфа - место приземленное. Иногда это даже удивляет. Но впечатление от города у меня именно такое - и очень стойкое.
sashabig: (500 америк)
Несмотря на довольно-таки небольшие размеры, Хайфа может похвалиться весьма неплохими музеями. На первом месте, конечно, музей Гехта при Хайфском университете. Там много интереснейших археологических находок. Интересен, хотя и не так уж легкодоступен, железнодорожный музей - железную дорогу здесь прокладывали еще в турецкие времена. Есть в Хайфе и "Мадатек" - музей научно-популярный и просветительский по назначению. Рядом с ним - остов израильского самолета местного производства. Хорош, если не переполнен посетителями, Хайфский зоопарк. Мелкие музеи и экспозиции, разбросанные по Хайфе, порой могут тоже удивить. В свое время порадовала небольшая подборка старых компьютеров в Технионе или старой сельхозтехники (там же). Очень неплох - для местного масштаба - музей японского искусства, а нынешняя экспозиция - в особенности. Занятные вещи и останки судов можно посмотреть в музее израильских ВМФ и нелегальной репатриации (морским путем, разумеется). Ну и особняком стоит морской музей, который находится совсем рядом с музеем ВМФ. Во всех этих музеях найдется пара-другая уникальных экспонатов.

Но даже на этом фоне морской музей выделяется: именно там находится редкая штука - крупный морской таран античных времен. Увесистая и отлично сохранившаяся бронзовая штукенция. Мне говорили, что это крупнейший (и при этом побывавший в деле) из дошедших до наших дней морских таранов эллинистической эпохи. В общем, отличный археологический трофей и краса и гордость музея.




Предполагаемые масштабы боевого корабля с тараном. Таран изображен на самом носу:

תמונה קשורה
sashabig: (500 америк)
Новости ктулхуры

Недавно в нашем славном музее японского искусства обновили экспозицию. Выставки получились довольно-таки приятные, хотя народ ходит пока что слабо. Один зал посвящен чайной церемонии, другой - японской гравюре в синем цвете (берлинская лазурь). Есть еще третий - там всего понемногу. Практически во всех залах классика: гравюры в цвете отменно хороши - Хирошиге, Хокусай, всевозможные художники школы Утагава и не только, а из более поздних - Кавасе Хасуи и даже интересные современные авторы. Произведения - известнейшие. Хотя Тикотин - небольшой музей, подборка очень славная.

В зале про японскую чайную церемонию - свитки с каллиграфией, старые пейзажи, изящная посуда. Совриска в кои-то веки нет. Тоже очень славно, очень приятно. На некоторые свитки можно любоваться и любоваться. Посуда и утварь тоже любопытные и оригинальные.

Но есть еще третий зал - снова гравюра, но уже шунга. В наш век интернета японскими затейливыми рисунками не удивишь, но экспонаты - из очень хорошей частной коллекции, старинные оригиналы. Есть, оказывается, коллекционеры-ценители, которые занимаются этой темой. Специализация, однако. Да и вообще: вблизи смотрится совсем иначе. Картинки с юмором, хотя и специфическим. А какие там свитки! Некоторые картинки - самый настоящий комикс. Манга с весьма закрученным сюжетом. А какой полет фантазии! Несколько нездоровой или даже вовсе больной, но все-таки.

Разумеется, картинки очень откровенные и разудалые. И разумеется, там фигурирует знаменитейшая эротическая сцена с участием ныряльщицы за моллюсками и осьминога. Одно дело - видеть на репродукции, и совсем другое - вживую. Гравюра-то из тех самых.  Осьминог смотрится отменно, не говоря уже о его даме сердца.

Из лицемерного почтения к обчественным устоям и гнуснаго ханжества убираем репродуцию под кат, дабы никто не заподозрил в крамоле.
Read more... )
sashabig: (500 америк)
Энтузиасты и специалисты уже давно пытаются превратить историю фехтования и боевых искусств Европы в отдельную область академической науки. По-моему, было уже несколько попыток создать периодику, где бы регулярно выходили серьезные академические материалы по этим темам. В основном, конечно, это издания на английском. И, самое интересное, часто в электронном виде. Один такой журнал редактирует Оливье Дюпюи. И там вышло уже несколько интересных статей. Называется этот журнал - Acta Periodica Duellatorum. Авторы, вроде бы, в основном французские исследователи.

Адрес у журнала -

http://actaperiodica.org/issues.htm

В электронной форме там доступны номера с 2013 по 2015 год. Интересно было читать и самого Дюпюи, и Гассмана, и Жаке.
Есть там и академические статьи, и более популярные.

До того попадались журналы с даже более амбициозными и масштабными замыслами, например -

http://ejmas.com/

Но что-то там изменилось и, вроде бы, заглохло.
Хотя сейчас, кажется, новые статьи и книги (в том числе академические) выходят куда чаще.

Вот один довольно свежий сборник статей -

http://www.brill.com/products/book/late-medieval-and-early-modern-fight-books

Кстати, там отметились те же авторы, что и в журнале - Жаке, например.
sashabig: (500 америк)
Жил да был Питер Байи. Был он каллиграфом, гравером и выполнял разные заказы по художественному оформлению, в том числе украшению торжественной процессии Морица Нассау при въезде в славный город Лейден. Лейден был в те дни особенным городом. Лейденский университет, как я уже упоминал раньше, был местом непростым, ведь там готовились важнейшие кадры для армии северных Нидерландов. Так вот, каким-то образом Питер Байи получил должность "носителя церемониального жезла" Лейденского университета, которую многие годы исполнял. А еще он был хорошим фехтовальщиком. Его трактат по рапире уже в наши дни нашли в библиотеке Морица Нассау.



Из трактата Питера Байи "Краткое наставление по одиночной рапире" начала XVII века.

Питера Байи взял помощником себе Людольф ван Кейлен, официальный мастер фехтования Лейденского университета.  И вроде все шло хорошо: Байи занимался каллиграфией и гравюрами, тренировал будущих офицеров и инженеров, получал выгодные заказы и даже нашел неплохих учителей-художников своему сыну. Но, как говорится в некоторых искусствоведческих книжках, "по не вполне понятной причине" в 1597 году он потерял свое место "носителя церемониального жезла" и переехал потом в Амстердам.



Немецкая гравюра. Фехтовальный зал по соседству с борделем.
Сплошной разврат со всех сторон.

Read more... )
sashabig: (500 америк)
Наткнулся на занятную картинку -



Честно говоря, продажа бубличков мне тоже показалась более разумной, чем
такой вот обмен ударами.
sashabig: (500 америк)
Магический круг по-голландски

Изображения школ боевых искусств известны со времен позднего Средневековья. В одних случаях это обычный пустырь, где собрались попрактиковаться горожане, у которых есть на это время и средства. В других - закрытое и специально оборудованное помещение с массой снарядов, тренировочного оружия и различных приспособлений - мишеней, площадок разметкой, манекенов и прочего вспомогательного оборудования. Но среди всех этих картин особое место занимает один спортзал Лейденского университета.



Спортзал в Лейденском университете, конец XVI века.
Read more... )
sashabig: (500 америк)
А вот занятнейшее изображение уже из наших краев. Мозаика из синагоги III-IV вв.
Вживую на изображение можно поглядеть в Музее Израиля.

На картинке явно воины с короткими мечами и аналогом малого щита/баклера
позднеантичных времен. Кто гигант - неясно. То ли Самсон, то ли Голиаф, то ли еще кто.

sashabig: (500 америк)
Про баклеры

Вчера озадачили меня, сказав, что баклеры более-менее появляются веке в XIV. Дескать, и I.33 оттуда, и все эти миниатюры из манускриптов тоже. Вообще-то, конечно, трудновато найти изображение фехтовальщика с баклером уже даже XIII века, а если какие вояки появляются со щитом, то куда большего размера. Некоторые даже утверждают, что баклер вообще пришел в Европу с Востока, в результате крестовых походов. Как по мне, очень сомнительное утверждение, но я полез проверять. Тем более, что сам-то ошибся, когда говорил, что видел картинки XIII века и даже XII. XII вот сходу не нашел.

Зато всевозможные малые кельтские щиты  известны аж с бронзового века.
Иберийский круглый щит. .





А вот воин из знаменитой Келлской Книги. Датируют ее обычно около 800 года:



А самое интересное - когда и как пошла мода именно на пару меч-баклер.
Ясно, что в XIII веке она уже началась. Но вот с чего - это и правда любопытно.
Некоторые связывают эту моду с ростом и развитием городского населения.
sashabig: (500 америк)
Осада замка

Изображение осады замка в средневековых манускриптах - отдельная занятная тема.
Вот, скажем, была такая забава - осада "замка любви". Замок защищали дамы, а атаковали рыцари.


Read more... )
sashabig: (500 америк)
Снова к старой теме: средневековые осадные машины

Занятно порой натыкаться на средневековые изображения очередной боевой машины. Это мелочи, что приводом ей служили самые обычные люди. Один внешний вид уже внушает почтение. Сразу видно - здесь старались и мастеровые, и художники. А еще не исключено, что виноделы или пивовары. И хочется надеяться, что городские сумасшедшие все-таки были не у дел. Хотя нет в этом никакой уверенности, если честно.

תוצאת תמונה עבור ‪Siege engines medieval‬‏

Из "Беллифортиса" Конрада Кайзера, начало XV в..

Это, разумеется, лучше, чем издеваться над кошками или птичками, как предлагалось в одной книге XVI века:



Хотя, если верить еще одной иллюстрации, замок можно взять и без всей этой пошлой машинерии.
Главное лестницу наладить да копья специальные длиной поболее заготовить:

http://www.gotmedieval.com/wp-content/uploads/2012/07/ThoughIDoWorryAboutTheMiddleDogAndHisFaceDisorder.jpg

Численное превосходство и уверенное руководства с тыла также способствуют успеху.
sashabig: (500 америк)
Интересный вопрос

В одном из комментариев мне заметили, что непонятно, как из "этих очень условных рисунков возможно выудить хоть что-то напоминающее реальность". Вопрос непростой, да и тема интересная. Попробую изложить свое мнение насчет реконструкции старинного фехтования.

Если брать к примеру европейское фехтование на длинном мече, то и правда были авторы, которые считали всю эту школу архаичной, неэффективной, громоздкой и недоразвитой. Кастл очень неодобрительно отзывался о фехтовании в Средние века, пренебрежительно отзывался об известных ему учебниках (их он знал не то чтобы много) и не понимал ни как это фехтование работали, ни как оно изложено в методическом отношении. Слишком чуждым этот материал был классическому фехтованию и особенно данному викторианскому автору.



Кастл

Но у более поздних европейских реконструкторов было несколько способов справиться с такой проблемой. Во-первых, во многих случаях им просто повезло: осталась масса книг на тему, пусть эти книги почти никто не читал. Помимо трактатов с туманным текстом на старинных диалектах, которые без специальной подготовки непросто прочитать, и не очень качественной (или напрочь отсутствующей) картинкой, были книги высокого качества с прекрасными иллюстрациями и подробными объяснениями. Скажем, трактат Иоахима Мейера содержит очень ясные изображения техники боя на длинном мече (не только на нем, но тут он очень показателен), очень подробные изображения тела в динамике, с массой деталей. Опираясь на эти иллюстрации, кое-хто можно понять и в книгах с куда худшими рисунками.



Иоахим Мейер. Техника фехтования на длинном мече.
Read more... )
sashabig: (500 америк)
Все не так, как на самом деле
(заметки личные камерного характера)


Странная штука - история. Когда в детстве читаешь романы Вальтера Скотта или сидишь на уроке истории классе эдак в пятом-шестом, европейская история кажется понятной и даже какой-то незыблемой, статичной. В голове остается после всего этого набор обрывков-ассоциаций - "крепостные крестьяне-натуральное хозяйство-феодал-пирамида феодального подчинения от вассала к сюзерену и вплоть до короля", немного дат и событий, что-нибудь насчет материалистического понимания истории и производительных сил и по большому-то счету все.

Когда читаешь профессиональную литературу, одобренную и канонизированную, все эти ассоциации просыпаются и подключаются к делу. Картина обогащается, расширяется, обретает определенность, обрастает подробностями, интерпретациями и мнениями. Она все более стройная и богатая. Но стоит отойти чуть в сторону, наткнуться на чуть иное мнение, и картинка теряет стройность, а со временем - всякий смысл. Не зря одна из эпохальных статей по концпеции феодализма называется "The Tyranny of a Construct". И так можно сказать об очень многих концепциях и интерпретациях. Впрочем, история по Вальтеру Скотту и другим авторам авантюрных романов тоже оказывается далекой от оригинала. Но там она оказывается фоном - читатель не обязан соглашаться с автором и подчиняться единственно верной идеологии. Впрочем, и на этот случай существуют идеологически выдержанные предисловия и послесловия.

После ознакомления с более богатой и разнообразной специальной литературой перед тобой открывается настоящий океан информации и еще больший океан, хаотичный и странный, всего того, что ты не знаешь и не сможешь узнать в сколько-нибудь обозримом будущем. Мало того, что история оказывается куда более динамичной, чем думалось вначале - она вообще имеет мало общего с той удобной схемой, которую ты когда-то увидел в учебниках и популярных мозгопромывочных машинах, популярной литературой именуемых.

Ну а совсем особое чувство - читать первоисточник и видеть в нем не то, что видели предыдущие его читатели и интерпретаторы. Чувство это - если оно появляется у читателя - ни с чем не сравнить, это взгляд первооткрывателя. И ничего если первооткрывателями до тебя были тысячи других - оно того стоит. Это тебе не Олимпиада, здесь сам факт участия - настоящего, а не
формального - важен прежде всего для тебя самого. Не потому что станешь профи (скорее всего не станешь) и не потому что на этом заработаешь (это тоже сомнительно), а потому что
в самом тебе и в том, что можешь и понимаешь - при основательном подходе - с этого момента может измениться не просто многое, а подчас буквально все. Серьезный опыт переворачивает
человека, даже если это "всего лишь" однажды прочитанный через пень-колоду старинный документ.
sashabig: (500 америк)
Неслучившаяся история

Самым первым европейским учебником по фехтованию уже давно считается манускрипт I.33. Об этой великолепной и необычной во многих отношениях книге я уже писал. I.33 - иллюстрированная рукопись на латыни с отдельными терминами немецкого происхождения. До сих пор она поражает качеством и основательностью материала. Составил ее некий клирик Лютегер, который обучал фехтованию на мече и баклере как монастырскую братию, так и других лиц (и даже женщину по имени Вальпургис). Сейчас эту книгу чаще всего относят к первой трети XIV века. Уже есть целый ряд ее переводов на английский и масса самых разных расшифровок и интерпретаций. Но что если Лютегер не был самым первым? Что если были более ранние учебники фехтования?



Иллюстрация из I.33

Упоминание о такой книге можно найти в  "Жизнеописаниях древних и наиславнейших провансальских пиитов..." 1575 года.  В суховатом "жизнеописании" знатного трубадура Гильема де Сент-Дидие говорится о его рифмованном переводе на провансальский язык басен Эзопа и "прекрасном трактате о фехтовании, посвященном графу Провансскому"! В свое время, в конце XIX века, кое-кого из французских энтузиастов фехтования этот отрывок порадовал: первый учебник по фехтованию во всей Европе составил француз! Ведь де Сент-Дидье жил во второй половине XII века.
Read more... )
sashabig: (500 америк)
А вот как пытаются сегодня реконструировать техники Фабриса.
Большое сомнение вызывает выбор оружия и переход из стоек в выпад.

sashabig: (500 америк)
Сюжет для Уильяма нашего Шекспира - III

Шекспировские страсти не закончились даже со смертью Фабриса. Целый ряд последователей Фабриса вновь и вновь переиздавал его трактат. Кое-кто добавлял свои иллюстрации. Иные мастера (в этом обвиняли кое-кого из венецианцев) просто занимались плагиатом и крали его идеи. Обвиняли в этом не кого-нибудь, а самого Николетто Джиганти, автора довольно известного трактата - дескать, всю вторую часть трактата украл. Впрочем, возможно, Джиганти в этой краже 1622 года и не был виноват. Это могла быть чья-то пиратская перепечатка. А книжное пиратство процветало уже тогда, в том числе в сфере фехтовальных трактатов.



Николетто Джиганти, собственной персоной.

Read more... )

Profile

sashabig: (Default)
sashabig

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 02:52 pm
Powered by Dreamwidth Studios