sashabig: (500 америк)
Критики и противники Дестрезы



Споры о том, чья школа фехтования лучше - давнее и далеко не безобидное развлечение. Следы подобных споров иногда попадаются в самых разных учебниках по фехтованию и боевым искусствам Средневековья и Ренессанса. Где-то вскользь говорится, что по-настоящему знающих мастеров можно пересчитать по пальцам. Такие мнения можно встретить во Flos duellatorum, например, когда автор перечисляет своих наставников и жалуется на обилие ничего не знающих "специалистов". В конце XVI века Анри де Сен-Дидье в своей книге демонстрировал теоретическое и практическое превосходство своей системы фехтования, благо книга - не форум в интернете, возразить и опровергнуть сразу все равно некому. Пока оппоненты узнают про книжку, доберутся до нее, прочитают, соберутся с мыслями, наконец найдутся с ответом, его изложат в письменном виде и, наконец, напечатают, пройдет немало времени. Некоторые авторы не стеснялись в выражениях и не жалели самых черных красок для конкурентов и недругов. Презрительно писали о мастерах "вульгарной Дестрезы" мастера Дестрезы "истинной". Нарваэс отдельно проехался по всем известным ему мастерам-иностранцам в письме герцогу Сеа. Перечислил он очень и очень многих, чем сделал подарок историкам фехтования. Но отзывы были очень резкими и пренебрежительными. Впрочем, со своим наставником Каррансой Нарваэс тоже был не слишком любезен, и с его последователями также конфликтовал.



Обложка "Парадоксов защиты" Сильвера. Не совсем парадоксов в нынешнем смысле и не совсем защиты.
Но так оно всегда.


Но как аукнется, так и откликнется. И здесь отличились не столько итальянцы и французы, сколько английские фехтовальщики. На первом месте по разлитию желчи и яда был Джордж Сильвер. Даже англоязычные исследователи и интерпретаторы не раз называли его ярым националистом или вовсе "ксенофомским мастером фехтования". Было из-за чего. Сильвер больше прославился своей яростной критикой итальянских рапиристов. Он всячески издевался над их школой, приспособленной к дуэльному поединку и рассказывал анекдоты о том, как трусоваты или неумелы оказывались итальянские фехтовальщики в бою с обычными британскими забияками. К идеям испанской Дестрезы он отнесся несколько серьезнее, а вот к возможности их осуществить на практике - с изрядным сарказмом. По всей видимости, Сильвер критиковал еще старую школу, школу Каррансы, потому как его книга вышла в свет до книги Нарваэса "Libro de la Grandezas de la Espada" и до раскола в рядах адептов Дестрезы на "каррансистов" и "пачекистов" (сторонников Нарваэса). Мысль о том, что в бою кто-то может сохранить угрозу укола во всех обстоятельствах и при любых взаимных перемещениях фехтовальщиков, Сильвер разнес в пух и прах. Для него это было полнейшей фантастикой. И если до этого рассуждения описание испанской манеры боя у Сильвера выглядело вполне пристойно, даже со сдержанным одобрением здравого испанского подхода, то после "развенчания" читателю становилось ясно, что это просто-напросто затишье перед бурей. Сильвер именно издевался, причем по-английски расчетливо и изощренно.

Read more... )
sashabig: (500 америк)
Про дуэли и романтику



Дуэлянты и секунданты решают сложный вопрос.
Вероятно, вопрос чести.


В доинтернетные и дофэнтезийные времена авантюрные и авантюрно-исторические романы были очень популярны. Лет двадцать пять тому назад я и сам зачитывался Скоттом, Дюма, Стивенсоном, Сабатини, Ридом, Буссенаром, Готье и некоторыми другими авторами из этой области. Чтение было увлекательным, местами неожиданным, а подчас - очень странным и даже неприятным. Позже я для себя определил: если слишком сильно вчитываешься, магия слов куда-то уходит, и проступают менее романтичные детали. И так уж вышло, что сильнее всего эти странности  проступали в историях, связанных с поединками, а в особенности с дуэлями. Еще позже я с удивлением обнаружил, что дуэль в литературе встречается с поразительной частотой, и не только в беллетристике. И более того - особой популярностью у литераторов самого разного плана издавна пользуется подстроенная, подлая дуэль.



Провокациями не брезговал и капитан Блад.
Из благих побуждений. Сцена из экранизации.


До сих пор очень многие восторгаются дуэльной романтикой. Народ любит песню о шпаге в исполнении Миронова. Народ любит песни мушкетеров из советского кинофильма. Побивание толп зловредных (но крайне неумелых) гвардейцев кардинала Ришелье тоже издавна вызывает самый горячий энтузиазм. Вот только более ранние авторы, особенно из числа более искушенных и трезво мыслящих, к романтике этой относились очень и очень настороженно. Классический сюжет про бой героя с негодяем можно прочитать в "Капитанской дочке". В "Выстреле" можно встретить искусного дуэлянта, готового пожертвовать даже своей репутацией, лишь бы дождаться нужного момента и отомстить обидчику. Но, вероятно, одна из самых отвратительных историй о дуэлях рассказана в "Поединке". С другой стороны, сюжет этот в западной литературе встречается чаще - и у классиков, и у талантливых беллетристов, и у литературных поденщиков. Кстати, нередко речь об искусном фехтовальщике, который собирается под предлогом дуэли без труда заколоть неумелого бойца. Вероятно, этот сюжет очень давно превратился в литературное клише, но оказался настолько удачным приемом, что им так и продолжали пользоваться не одну сотню лет. Впрочем, и в наши дни он не то чтобы совсем исчез. А вот романтики в таких историях издавна было очень мало.



А все так благородно начиналось...
sashabig: (500 америк)
Новости ктулхуры

Недавно в нашем славном музее японского искусства обновили экспозицию. Выставки получились довольно-таки приятные, хотя народ ходит пока что слабо. Один зал посвящен чайной церемонии, другой - японской гравюре в синем цвете (берлинская лазурь). Есть еще третий - там всего понемногу. Практически во всех залах классика: гравюры в цвете отменно хороши - Хирошиге, Хокусай, всевозможные художники школы Утагава и не только, а из более поздних - Кавасе Хасуи и даже интересные современные авторы. Произведения - известнейшие. Хотя Тикотин - небольшой музей, подборка очень славная.

В зале про японскую чайную церемонию - свитки с каллиграфией, старые пейзажи, изящная посуда. Совриска в кои-то веки нет. Тоже очень славно, очень приятно. На некоторые свитки можно любоваться и любоваться. Посуда и утварь тоже любопытные и оригинальные.

Но есть еще третий зал - снова гравюра, но уже шунга. В наш век интернета японскими затейливыми рисунками не удивишь, но экспонаты - из очень хорошей частной коллекции, старинные оригиналы. Есть, оказывается, коллекционеры-ценители, которые занимаются этой темой. Специализация, однако. Да и вообще: вблизи смотрится совсем иначе. Картинки с юмором, хотя и специфическим. А какие там свитки! Некоторые картинки - самый настоящий комикс. Манга с весьма закрученным сюжетом. А какой полет фантазии! Несколько нездоровой или даже вовсе больной, но все-таки.

Разумеется, картинки очень откровенные и разудалые. И разумеется, там фигурирует знаменитейшая эротическая сцена с участием ныряльщицы за моллюсками и осьминога. Одно дело - видеть на репродукции, и совсем другое - вживую. Гравюра-то из тех самых.  Осьминог смотрится отменно, не говоря уже о его даме сердца.

Из лицемерного почтения к обчественным устоям и гнуснаго ханжества убираем репродуцию под кат, дабы никто не заподозрил в крамоле.
Read more... )
sashabig: (500 америк)
Жил да был Питер Байи. Был он каллиграфом, гравером и выполнял разные заказы по художественному оформлению, в том числе украшению торжественной процессии Морица Нассау при въезде в славный город Лейден. Лейден был в те дни особенным городом. Лейденский университет, как я уже упоминал раньше, был местом непростым, ведь там готовились важнейшие кадры для армии северных Нидерландов. Так вот, каким-то образом Питер Байи получил должность "носителя церемониального жезла" Лейденского университета, которую многие годы исполнял. А еще он был хорошим фехтовальщиком. Его трактат по рапире уже в наши дни нашли в библиотеке Морица Нассау.



Из трактата Питера Байи "Краткое наставление по одиночной рапире" начала XVII века.

Питера Байи взял помощником себе Людольф ван Кейлен, официальный мастер фехтования Лейденского университета.  И вроде все шло хорошо: Байи занимался каллиграфией и гравюрами, тренировал будущих офицеров и инженеров, получал выгодные заказы и даже нашел неплохих учителей-художников своему сыну. Но, как говорится в некоторых искусствоведческих книжках, "по не вполне понятной причине" в 1597 году он потерял свое место "носителя церемониального жезла" и переехал потом в Амстердам.



Немецкая гравюра. Фехтовальный зал по соседству с борделем.
Сплошной разврат со всех сторон.

Read more... )
sashabig: (500 америк)
Осада замка

Изображение осады замка в средневековых манускриптах - отдельная занятная тема.
Вот, скажем, была такая забава - осада "замка любви". Замок защищали дамы, а атаковали рыцари.


Read more... )
sashabig: (500 америк)
Фантастические твари и фехтование

Средневековые иллюстраторы были большие затейники и украшали манускрипты фантастическими орнаментами, яркими и тонко выписанными миниатюрами, где один причудливый рисунок неожиданно перерастает в другой, а в заглавной букве прячется огромное чудище. Но особое место в их психоделическом творчестве занимали битвы с участием фантастических тварей. И надо сказать, нарисованным воинам и сказочным существам фехтование было жизненно необходимо.

Человекоулитка грамотно подобрал оружие. Дубинка с баклером против меча и плаща.
Правда, противник ведет себя непристойно и коварно прячет оружие, выставив филейные части на обозрение:



Вот два опытнейших воителя из Маастрихтского часослова (первая четверть XIV века):



Как осторожно они прячутся за щитом. Даже руку с оружием предусмотрительно спрятали! Зайчатину добыть будет непросто!
Read more... )
sashabig: (500 америк)
Снова к старой теме: средневековые осадные машины

Занятно порой натыкаться на средневековые изображения очередной боевой машины. Это мелочи, что приводом ей служили самые обычные люди. Один внешний вид уже внушает почтение. Сразу видно - здесь старались и мастеровые, и художники. А еще не исключено, что виноделы или пивовары. И хочется надеяться, что городские сумасшедшие все-таки были не у дел. Хотя нет в этом никакой уверенности, если честно.

תוצאת תמונה עבור ‪Siege engines medieval‬‏

Из "Беллифортиса" Конрада Кайзера, начало XV в..

Это, разумеется, лучше, чем издеваться над кошками или птичками, как предлагалось в одной книге XVI века:



Хотя, если верить еще одной иллюстрации, замок можно взять и без всей этой пошлой машинерии.
Главное лестницу наладить да копья специальные длиной поболее заготовить:

http://www.gotmedieval.com/wp-content/uploads/2012/07/ThoughIDoWorryAboutTheMiddleDogAndHisFaceDisorder.jpg

Численное превосходство и уверенное руководства с тыла также способствуют успеху.
sashabig: (500 америк)
Шовинист

Английский мастер Джозеф Суэтнем больше всего известен по двум работам. Одна посвящена принцу Генри, которого Суэтнем якобы обучал. Это трактат по фехтованию. Судя по содержанию этой книги (ее несложно найти в сети), суэтнемовская система была гибридом итальянских школ фехтования на рапире и некоторых английских боевых искусств, вроде боя на кватерстаффах. Хотя Суэтнем гордо утверждал, что его система фехотвания и трактат - исключительны и именно британские по сути своей. Как учитель фехтования он предпочитал осторожную и надежную работу на дистанции, атаку с финтами издали по ближайшей мишени, продуманный маневр и неудобную для противника тактику. Это его сближает в чем-то с куда более поздними мастерами. В суэтнемовском подходе тактически и идейно было больше, скорее, от итальянцев.

Книга его читается с трудом: едва закончив с посвящением трактата принцу Генри, Суэтнем берется... за воспитательную работу. Местами текст становится больше похож на проповедь в церкви, чем на учебник фехтования. Читать это неприятно, скучно и утомительно, и тем наивным читателям, которые сразу хотели полезных сведений и практических советов, можно только посочувствовать. Впрочем, через некоторое время, не забывая о душах несчастных читателей, Суэтнем все же переходит к главной теме. Сам по себе материал небезынтересен, но читается совсем не как переводные итальянские работы, а уж тем более трактаты Сильвера или книги других англичан, увидевшие свет в конце XVI - начале XVII вв. Интересно, однако, что как убежденный протестантский моралист Суэтнем основательно критикует всевозможных забияк и тех, кто убивает почем зря противника на дуэлях. В его фехтовальной системе отдается явный приоритет нелетальным ранениям. Подобно шекспировскому Тибальту он предпочитал "царапать" недругов, но в отличие от шекспировского персонажа не хочет их убивать.

Вообще-то своим морализаторством Суэтнем выделяется среди очень многих фехтовальщиков. Многие ничего не писали о "нравственной науке", намеренно избегая этой темы - тот же Камилло Агриппа ее только упомянул. Другие упоминали вкратце необходимость соответствовать церковным установлениям и общественным нормам. Очень многие были равнодушны к этой теме. Особый интерес к воспитанию дворянской молодежи показывали некоторые из испанских мастеров Дестрезы, убежденных католи. Но у испанцев, во всяком случае некоторых, эти рассуждения звучат гораздо человечнее и искреннее. Суэтнем разве что может убедить читателей в том, что пьяный разврат и дуэли по пустякам - самый приятный образ жизни, если такой зануда категорически против. По самому трактату не так просто сказать, что больше всего влияло на его "высокоморальное" содержание. Это мог быть король Иаков I, ханжеством и стремлением "закрутить гайки" создавший совсем другую атмосферу в Англии, чем во времена Елизаветы. Это могла быть необходимость блюсти приличия как наставнику принца Генри. Могли влиять какие-то особенности суэтнемовского воспитания.

Зато даже при беглом взгляде на его второй выдающийся опус начинаешь понимать, что человеком Суэтнем был своеобразным - даже по тогдашним временам и нравам. Книга эта знаменитая, поизвестнее фехтовального трактата. Посвящена она женщинам - причем, именно обличению и разоблачению неисправимо испорченной женской природы. Трактат получил большую известность у протестантской общественности, его читали и цитировали с большим пиететом британские ханжи и фанатики разных видов. Книга вышла фундаментальная: Суэтнем не поленился проштудировать античных авторов и Библию, чтобы доказать всю зловредность женщин от сотворения мира и вплоть до его времен. Ужасы брака и семейной жизни тоже заняли достойное место в его шедевре. Позднее в Англии стали публиковать памфлеты и книги в его поддержку, и даже нашлись оппоненты, которые пытались защитить женщин от Суэтнема сотоварищи. Но до нынешних прогрессивных времен было далеко, и отдельные подвижники сражались против серьезных сил. Вскоре на сцене британских театров даже появилась пьеса, где автор откровенно глумился над Суэтнемом, выведя его под греческим именем... Мизогин. Этими-то подвигами Суэтнем и обессмертил себя, и современным адептам феминизма, гендерных штудий, а также серьезным исследователям литературы и театра тюдоровской и стюартовской Англии он очень хорошо знаком.
sashabig: (500 америк)
Неслучившаяся история

Самым первым европейским учебником по фехтованию уже давно считается манускрипт I.33. Об этой великолепной и необычной во многих отношениях книге я уже писал. I.33 - иллюстрированная рукопись на латыни с отдельными терминами немецкого происхождения. До сих пор она поражает качеством и основательностью материала. Составил ее некий клирик Лютегер, который обучал фехтованию на мече и баклере как монастырскую братию, так и других лиц (и даже женщину по имени Вальпургис). Сейчас эту книгу чаще всего относят к первой трети XIV века. Уже есть целый ряд ее переводов на английский и масса самых разных расшифровок и интерпретаций. Но что если Лютегер не был самым первым? Что если были более ранние учебники фехтования?



Иллюстрация из I.33

Упоминание о такой книге можно найти в  "Жизнеописаниях древних и наиславнейших провансальских пиитов..." 1575 года.  В суховатом "жизнеописании" знатного трубадура Гильема де Сент-Дидие говорится о его рифмованном переводе на провансальский язык басен Эзопа и "прекрасном трактате о фехтовании, посвященном графу Провансскому"! В свое время, в конце XIX века, кое-кого из французских энтузиастов фехтования этот отрывок порадовал: первый учебник по фехтованию во всей Европе составил француз! Ведь де Сент-Дидье жил во второй половине XII века.
Read more... )
sashabig: (500 америк)
К предыдущему, небольшое дополнение

Среди разных учебников фехтования особое место занимают те, где уделено исключительное внимание
точному отображению перемещений, стоек, позиций и фаз движения.

Анри де Сен-Дидье, например нумеровал позиции ног и даже местами показывал траектории.





Испанцы использовали более запутанные геометрические схемы.





Ну а всех изощреннее был Тибо.

sashabig: (500 америк)


Автор этого ролика - талантливый американский художник-мультипликатор Нина Пэли. Самая известная ее работа - мультик "Sita Sings the Blues". The "Land is Mine" должен стать концовкой анимационной ленты с красноречивым названием "Seder Masochism".
дополн. информация )
sashabig: (Default)
И снова мне повезло. На этот раз Арно Дюмон вместе с японским гитарным оркестром Ниибори.

sashabig: (Default)
Вот такую музыку хочется находить и слушать почаще. Но как-то редко мне удается ее найти и расслышать по-настоящему. А вот с Арно Дюмоном как-то сразу повезло.


Profile

sashabig: (Default)
sashabig

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 08:06 pm
Powered by Dreamwidth Studios