sashabig: (500 америк)
Снова к старой теме: средневековые осадные машины

Занятно порой натыкаться на средневековые изображения очередной боевой машины. Это мелочи, что приводом ей служили самые обычные люди. Один внешний вид уже внушает почтение. Сразу видно - здесь старались и мастеровые, и художники. А еще не исключено, что виноделы или пивовары. И хочется надеяться, что городские сумасшедшие все-таки были не у дел. Хотя нет в этом никакой уверенности, если честно.

תוצאת תמונה עבור ‪Siege engines medieval‬‏

Из "Беллифортиса" Конрада Кайзера, начало XV в..

Это, разумеется, лучше, чем издеваться над кошками или птичками, как предлагалось в одной книге XVI века:



Хотя, если верить еще одной иллюстрации, замок можно взять и без всей этой пошлой машинерии.
Главное лестницу наладить да копья специальные длиной поболее заготовить:

http://www.gotmedieval.com/wp-content/uploads/2012/07/ThoughIDoWorryAboutTheMiddleDogAndHisFaceDisorder.jpg

Численное превосходство и уверенное руководства с тыла также способствуют успеху.
sashabig: (500 америк)
Шовинист

Английский мастер Джозеф Суэтнем больше всего известен по двум работам. Одна посвящена принцу Генри, которого Суэтнем якобы обучал. Это трактат по фехтованию. Судя по содержанию этой книги (ее несложно найти в сети), суэтнемовская система была гибридом итальянских школ фехтования на рапире и некоторых английских боевых искусств, вроде боя на кватерстаффах. Хотя Суэтнем гордо утверждал, что его система фехотвания и трактат - исключительны и именно британские по сути своей. Как учитель фехтования он предпочитал осторожную и надежную работу на дистанции, атаку с финтами издали по ближайшей мишени, продуманный маневр и неудобную для противника тактику. Это его сближает в чем-то с куда более поздними мастерами. В суэтнемовском подходе тактически и идейно было больше, скорее, от итальянцев.

Книга его читается с трудом: едва закончив с посвящением трактата принцу Генри, Суэтнем берется... за воспитательную работу. Местами текст становится больше похож на проповедь в церкви, чем на учебник фехтования. Читать это неприятно, скучно и утомительно, и тем наивным читателям, которые сразу хотели полезных сведений и практических советов, можно только посочувствовать. Впрочем, через некоторое время, не забывая о душах несчастных читателей, Суэтнем все же переходит к главной теме. Сам по себе материал небезынтересен, но читается совсем не как переводные итальянские работы, а уж тем более трактаты Сильвера или книги других англичан, увидевшие свет в конце XVI - начале XVII вв. Интересно, однако, что как убежденный протестантский моралист Суэтнем основательно критикует всевозможных забияк и тех, кто убивает почем зря противника на дуэлях. В его фехтовальной системе отдается явный приоритет нелетальным ранениям. Подобно шекспировскому Тибальту он предпочитал "царапать" недругов, но в отличие от шекспировского персонажа не хочет их убивать.

Вообще-то своим морализаторством Суэтнем выделяется среди очень многих фехтовальщиков. Многие ничего не писали о "нравственной науке", намеренно избегая этой темы - тот же Камилло Агриппа ее только упомянул. Другие упоминали вкратце необходимость соответствовать церковным установлениям и общественным нормам. Очень многие были равнодушны к этой теме. Особый интерес к воспитанию дворянской молодежи показывали некоторые из испанских мастеров Дестрезы, убежденных католи. Но у испанцев, во всяком случае некоторых, эти рассуждения звучат гораздо человечнее и искреннее. Суэтнем разве что может убедить читателей в том, что пьяный разврат и дуэли по пустякам - самый приятный образ жизни, если такой зануда категорически против. По самому трактату не так просто сказать, что больше всего влияло на его "высокоморальное" содержание. Это мог быть король Иаков I, ханжеством и стремлением "закрутить гайки" создавший совсем другую атмосферу в Англии, чем во времена Елизаветы. Это могла быть необходимость блюсти приличия как наставнику принца Генри. Могли влиять какие-то особенности суэтнемовского воспитания.

Зато даже при беглом взгляде на его второй выдающийся опус начинаешь понимать, что человеком Суэтнем был своеобразным - даже по тогдашним временам и нравам. Книга эта знаменитая, поизвестнее фехтовального трактата. Посвящена она женщинам - причем, именно обличению и разоблачению неисправимо испорченной женской природы. Трактат получил большую известность у протестантской общественности, его читали и цитировали с большим пиететом британские ханжи и фанатики разных видов. Книга вышла фундаментальная: Суэтнем не поленился проштудировать античных авторов и Библию, чтобы доказать всю зловредность женщин от сотворения мира и вплоть до его времен. Ужасы брака и семейной жизни тоже заняли достойное место в его шедевре. Позднее в Англии стали публиковать памфлеты и книги в его поддержку, и даже нашлись оппоненты, которые пытались защитить женщин от Суэтнема сотоварищи. Но до нынешних прогрессивных времен было далеко, и отдельные подвижники сражались против серьезных сил. Вскоре на сцене британских театров даже появилась пьеса, где автор откровенно глумился над Суэтнемом, выведя его под греческим именем... Мизогин. Этими-то подвигами Суэтнем и обессмертил себя, и современным адептам феминизма, гендерных штудий, а также серьезным исследователям литературы и театра тюдоровской и стюартовской Англии он очень хорошо знаком.
sashabig: (500 америк)
Интересный вопрос

В одном из комментариев мне заметили, что непонятно, как из "этих очень условных рисунков возможно выудить хоть что-то напоминающее реальность". Вопрос непростой, да и тема интересная. Попробую изложить свое мнение насчет реконструкции старинного фехтования.

Если брать к примеру европейское фехтование на длинном мече, то и правда были авторы, которые считали всю эту школу архаичной, неэффективной, громоздкой и недоразвитой. Кастл очень неодобрительно отзывался о фехтовании в Средние века, пренебрежительно отзывался об известных ему учебниках (их он знал не то чтобы много) и не понимал ни как это фехтование работали, ни как оно изложено в методическом отношении. Слишком чуждым этот материал был классическому фехтованию и особенно данному викторианскому автору.



Кастл

Но у более поздних европейских реконструкторов было несколько способов справиться с такой проблемой. Во-первых, во многих случаях им просто повезло: осталась масса книг на тему, пусть эти книги почти никто не читал. Помимо трактатов с туманным текстом на старинных диалектах, которые без специальной подготовки непросто прочитать, и не очень качественной (или напрочь отсутствующей) картинкой, были книги высокого качества с прекрасными иллюстрациями и подробными объяснениями. Скажем, трактат Иоахима Мейера содержит очень ясные изображения техники боя на длинном мече (не только на нем, но тут он очень показателен), очень подробные изображения тела в динамике, с массой деталей. Опираясь на эти иллюстрации, кое-хто можно понять и в книгах с куда худшими рисунками.



Иоахим Мейер. Техника фехтования на длинном мече.
Read more... )
sashabig: (500 америк)
Все не так, как на самом деле
(заметки личные камерного характера)


Странная штука - история. Когда в детстве читаешь романы Вальтера Скотта или сидишь на уроке истории классе эдак в пятом-шестом, европейская история кажется понятной и даже какой-то незыблемой, статичной. В голове остается после всего этого набор обрывков-ассоциаций - "крепостные крестьяне-натуральное хозяйство-феодал-пирамида феодального подчинения от вассала к сюзерену и вплоть до короля", немного дат и событий, что-нибудь насчет материалистического понимания истории и производительных сил и по большому-то счету все.

Когда читаешь профессиональную литературу, одобренную и канонизированную, все эти ассоциации просыпаются и подключаются к делу. Картина обогащается, расширяется, обретает определенность, обрастает подробностями, интерпретациями и мнениями. Она все более стройная и богатая. Но стоит отойти чуть в сторону, наткнуться на чуть иное мнение, и картинка теряет стройность, а со временем - всякий смысл. Не зря одна из эпохальных статей по концпеции феодализма называется "The Tyranny of a Construct". И так можно сказать об очень многих концепциях и интерпретациях. Впрочем, история по Вальтеру Скотту и другим авторам авантюрных романов тоже оказывается далекой от оригинала. Но там она оказывается фоном - читатель не обязан соглашаться с автором и подчиняться единственно верной идеологии. Впрочем, и на этот случай существуют идеологически выдержанные предисловия и послесловия.

После ознакомления с более богатой и разнообразной специальной литературой перед тобой открывается настоящий океан информации и еще больший океан, хаотичный и странный, всего того, что ты не знаешь и не сможешь узнать в сколько-нибудь обозримом будущем. Мало того, что история оказывается куда более динамичной, чем думалось вначале - она вообще имеет мало общего с той удобной схемой, которую ты когда-то увидел в учебниках и популярных мозгопромывочных машинах, популярной литературой именуемых.

Ну а совсем особое чувство - читать первоисточник и видеть в нем не то, что видели предыдущие его читатели и интерпретаторы. Чувство это - если оно появляется у читателя - ни с чем не сравнить, это взгляд первооткрывателя. И ничего если первооткрывателями до тебя были тысячи других - оно того стоит. Это тебе не Олимпиада, здесь сам факт участия - настоящего, а не
формального - важен прежде всего для тебя самого. Не потому что станешь профи (скорее всего не станешь) и не потому что на этом заработаешь (это тоже сомнительно), а потому что
в самом тебе и в том, что можешь и понимаешь - при основательном подходе - с этого момента может измениться не просто многое, а подчас буквально все. Серьезный опыт переворачивает
человека, даже если это "всего лишь" однажды прочитанный через пень-колоду старинный документ.
sashabig: (500 америк)
Неслучившаяся история

Самым первым европейским учебником по фехтованию уже давно считается манускрипт I.33. Об этой великолепной и необычной во многих отношениях книге я уже писал. I.33 - иллюстрированная рукопись на латыни с отдельными терминами немецкого происхождения. До сих пор она поражает качеством и основательностью материала. Составил ее некий клирик Лютегер, который обучал фехтованию на мече и баклере как монастырскую братию, так и других лиц (и даже женщину по имени Вальпургис). Сейчас эту книгу чаще всего относят к первой трети XIV века. Уже есть целый ряд ее переводов на английский и масса самых разных расшифровок и интерпретаций. Но что если Лютегер не был самым первым? Что если были более ранние учебники фехтования?



Иллюстрация из I.33

Упоминание о такой книге можно найти в  "Жизнеописаниях древних и наиславнейших провансальских пиитов..." 1575 года.  В суховатом "жизнеописании" знатного трубадура Гильема де Сент-Дидие говорится о его рифмованном переводе на провансальский язык басен Эзопа и "прекрасном трактате о фехтовании, посвященном графу Провансскому"! В свое время, в конце XIX века, кое-кого из французских энтузиастов фехтования этот отрывок порадовал: первый учебник по фехтованию во всей Европе составил француз! Ведь де Сент-Дидье жил во второй половине XII века.
Read more... )
sashabig: (500 америк)
А вот как пытаются сегодня реконструировать техники Фабриса.
Большое сомнение вызывает выбор оружия и переход из стоек в выпад.

sashabig: (500 америк)
Сюжет для Уильяма нашего Шекспира - III

Шекспировские страсти не закончились даже со смертью Фабриса. Целый ряд последователей Фабриса вновь и вновь переиздавал его трактат. Кое-кто добавлял свои иллюстрации. Иные мастера (в этом обвиняли кое-кого из венецианцев) просто занимались плагиатом и крали его идеи. Обвиняли в этом не кого-нибудь, а самого Николетто Джиганти, автора довольно известного трактата - дескать, всю вторую часть трактата украл. Впрочем, возможно, Джиганти в этой краже 1622 года и не был виноват. Это могла быть чья-то пиратская перепечатка. А книжное пиратство процветало уже тогда, в том числе в сфере фехтовальных трактатов.



Николетто Джиганти, собственной персоной.

Read more... )
sashabig: (500 америк)
Сюжет для Уильяма нашего Шекспира - II

Был или не был заговор на самом деле? Вопрос не проще гамлетовского.
Западные исследователи узнали немало, но с ответом не спешат.
Хватает аргументов и за, и против. Но сначала - о главном персонаже.

תוצאת תמונה עבור ‪Salvator Fabris‬‏

Сальватор Фабрис, портрет
Read more... )
sashabig: (500 америк)
Сюжет для Уильяма нашего Шекспира - I

В 1609 году в свет вышел памфлет, обвинявший польского короля Сигизмунда III Вазу в намерении убить родного дядю. Вскоре памфлет перевели на латынь [не английский!], и была там изложена следующая история:
Read more... )
sashabig: (500 америк)
Одна хорошая база данных

Есть давняя и изрядно разросшаяся база данных по фехтовальных трактатам и
трактатам по боевым искусствам Европы Средневековья, Ренессанса и Нового Времени.
База венгерская:

http://www.middleages.hu/english/martialarts/treatise_database.php
sashabig: (500 америк)
Помимо таких простых и удобных инструментов нотации, как изображение следов на земле, нумерация, простые линии, показывающие траекторию движение, в старинных трактатах использовались и другие, более опосредованные методы визуального объяснения. Особенно в этом отношении отличились художники-иллюстраторы.

Самым простым способом показать движение и положение тела без следов ног и прочих украшений было изображение плитки на полу.
Этим методом пользовались очень и очень многие авторы.

Вот, к примеру, как показаны стойки и шаги у Акилле Мароццо:



Read more... )
sashabig: (500 америк)
К предыдущему, небольшое дополнение

Среди разных учебников фехтования особое место занимают те, где уделено исключительное внимание
точному отображению перемещений, стоек, позиций и фаз движения.

Анри де Сен-Дидье, например нумеровал позиции ног и даже местами показывал траектории.





Испанцы использовали более запутанные геометрические схемы.





Ну а всех изощреннее был Тибо.

sashabig: (500 америк)
Начиная где-то с девяностых годов прошлого века ряд европейских реконструкторов старинного фехтования пытается понять, как же в действительности работали разные варианты старинного фехтования. Помимо хорошо известных реконструкторских подходов, вроде воссоздания доспехов, воссоздания приемов и техник боя, на первый план вышла фундаментальная проблема - проблема движения.



Если вдуматься, реконструкция некоего специфического "старинного" движения может запросто показаться абсурдной. В конце концов (и так рассуждали не без оснований очень многие), человек во все времена остается человеком, и если уж он здоров и способен перемещаться, то будет двигаться примерно одинаково что в наши дни, что тысячу лет тому назад. Но практическое столкновение с материальными реликтами Средневековья очень быстро сбивало этот настрой, и перед реконструкторами вставала во весь свой гигантский рост проблема: как разумное, ловкое и тренированное существо должно преодолевать ограничения оружия, доспехов, местности, одежды, обстоятельств и угроз со стороны противника? Есть ли вообще способ что-то прояснить в этой области? С начала XIX века, когда романтики вслед за Вальтером Скоттом пытались заново примерить архаичный доспех, нередко созданный сумрачным гением мистификаторов, фальсификаторов и не очень добросовестных антикваров, а вслед за тем, размахивая также весьма громоздкими музейным оружием, почувствовать себя рыцарями века эдак XIV, проблема осталась, хотя знаний по теме накопилось немало. И вот под конец века XX некоторые светлые головы (на Западе - такие энтузиасты как Патри Пульезе) решили, что некоторые секреты могли бы раскрыть старинные танцы.

Старинный танец с мечами, из французского автора Арбо 1589 г.



Действительно, во многих национальных традициях традиционные танцы могли, в принципе, нести в себе полузабытые элементы воинской подготовки или даже попросту приемы, перемещения и движения из боевых искусств, причем зачастую с оружием.

Английское пособие по танцам, 1651 г.




Идея эта - не новая, не в двадцатом веке появилась, но попытки сопоставить описание, а кое-где и нотацию различных танцев и отдельных движений с движениями из европейского фехтования открывают новую, хотя все еще очень смутную перспективу хоть что-то узнать о технических секретах старинных европейских боевых искусств. Правда, пока о великих прорывах в этой теме не слышно, но реконструкция фехтования - вообще штука очень непростая и долгая. Кое-что, впрочем, уже изменилось: не зря в книга Сиднея Англо нотация, то есть способ более-менее точного визуального или текстуального изложения стоек, перемещений и ключевых движений, занимает очень важное место. Тем более, что многие трактаты содержат такую информацию, а значит из нее кое-что можно извлечь, даже если текст не всегда дает такую возможность. Вот потому-то и старинные учебники танцев могут неожиданно пригодиться адептам, интересующимся какой-нибудь ренессансной рапирой или мечом и баклером.

Из трактата Иоахиме Мейера: разметка на полу и фазы движения:

sashabig: (500 америк)
Возвращаясь к давней теме, которую я надолго забросил. Краткое предварительное замечание.

Итак, после того, как в девяностые и особенно в двухтысячные исследования старинных европейских БИ набрали обороты, вся эта область по сей день продолжает расти как на дрожжах. На сегодня уже опубликовано столько, что запросто можно сбиться со счета. Испанцы активно осваивают все опубликованные трактаты по Дестрезе и даже найденные не так давно неопубликованные и рукописные источники по теме. Многое стали известно о развитии этого направления в Португалии. Вышло в свет немало новых изданий и исследований, и даже новая очень подробная библиография по теме (2012 года). Итальянцы занимаются так называемой болонской школой (и не только ей). Впрочем, это у них давняя традиции. Немецкие (и не только немецкие) исследователи очень активно разрабатывают все связанное с традицией т. н. "общества Лихтенауэра", и очень многое прояснили касательно всевозможных позднесредневековых рукописных трактатов с отрывками из разных авторов, которых относят к этой школе. Французы активно занимяются недавно найденными источниками, историей дуэлей и первыми учебниками по шпаге. Они даже регулярно собирают очень представительный слет в Дижоне, где исследователи, архивисты, историки и реконструкторы со всей Европы делают доклады по самым свежим находкам и исследованиям в области истории фехтования. Я уже не говорю о переводах всевозможных трактатов на английский. Нередко можно найти сразу несколько переводов фехтовальной классики - того же Тальхоффера или, к примеру, Джиганти. Даже темы достаточно далекие, вроде т.н. "колониальных" БИ, восточных, даже совсем далеких "океанийских" сегодня известно гораздо больше. А если учесть новинки по части металлургии, археологии оружия и доспехов и массы иных смежных тем, то масштабы области поражают размахом. Появились уже и серьезные специализированные академические журналы, а новыми монографиями и серьезными работами по теме уже, наверное, никого и не удивить. Наконец, реконструкторы и энтузиасты БИ тоже не стоят на месте, и фехтовальщиков, которые серьезно занимаются не один год длинным мечом, мечом и баклером или ренессансной рапирой уже очень и очень много.

Создается даже впечатление, что такие недавние и весьма основательные работы, как книга Англо стремительно устаревают: спецы и энтузиасты за последние лет пятнадцать исследовали и реконструировали, а также нашли и опубликовали столько всего, что непонятно, как вообще общая работа по ренессансным боевым искусствам может угнаться за всем этим бурным потоком новинок. Интересно, конечно, куда течет этот поток или куда может двинуться. А еще интереснее - те белые пятна в исследованиях старинных европейских боевых искусств, с которыми пока этот поток еще не справился (и непонятно, когда и как справится в будущем). Но об этом позже.
sashabig: (500 америк)
С Новым Годом всех! Совсем я забросил журнал. Надо наверстать.
Год 2016 не задался. Пусть 2017 выйдет лучше!
sashabig: (500 америк)
Прошедший наконец-то год был по большей части не очень хорошим временем.
Не хотелось даже ничего писать и комментировать. Журнал свой я порядком забросил.
Об актуальном писать не хочется совершенно, хотя с фехтованием и ножевым боем
оно связано напрямую. Главное - пусть новый год будет куда лучше и радостнее!
С Новым Годом! Всяческих благ и удач друзьям, знакомым, коллегам и просто
случайно заглянувшим!
sashabig: (500 америк)
Проходящий год бывал всяким. Пусть наступающий будет хорошим.
sashabig: (500 америк)
Во время нынешних терактов все чаще слышно о применении холодного оружия. Например, два террориста в иерусалимском религиозном центре использовали не только пистолеты, но и топоры. Участились атаки с использованием ножей. Разумеется, как только террористы сталкивались с человеком, вооруженным огнестрельным оружием, все заканчивалось быстро - и при автомобильных терактах, когда таранили прохожих, и во время нападений с ножом. Террориста супермаркете остановил человек с пистолетом и, видимо,  подготовленный, - он связанн с правительственной охраной или чем-то подобным. Но основная масса во время таких нападений - гражданские, а они редко вооружены, и права носить пистолет обычно не имеют. Видимо, это сыграло свою роль в нападении на религиозный центр. И в супермаркете голые руки против ножа не очень-то помогали.
Read more... )
sashabig: (500 америк)
Ненадолго вынырнем из пучин оффлайна. Главная хорошая новость на сегодня - намеченное на январь переиздание Иоахима Мейера. Этот немецкий мастер написал очень подробный, ясный и отменно иллюстрированный трактат, один из важнейших фехтовальных трактатов Ренессанса и важнейший источник по фехтованию на длинном мече. Работа Мейера - настоящая энциклопедия традиционных (в его времена) для германских земель видов единоборств, да и просто интереснейшая книга. Джеффри Форгенг подготовил исправленный и дополненный вариант своего прежнего перевода, хотя, по его словам, он не успел переписать предисловие.

Это переиздание - большое событие. Несколько лет книгу было практически невозможно достать в бумажном виде по мало-мальски пристойной цене. Кое-как ее можно было раздобыть разве что по библиотечному абонементу. Возможно, ее мог кто-то достать пиратскими каналами. Но теперь, по счастью, ее можно будет купить в бумажном виде, качественно изданной, с превосходными комментариями, глоссарием и ясным и хорошо переданным текстом оригинала. Это не говоря уже о содержании. Короче говоря, для любителей длинного меча, дюссака и тому подобных приятных вещей - книга совершенно незаменимая.

Book-AOC-2T

Как оказалось, Форгенг готовит еще ряд переводов по похожей тематике. Он занялся Сутором, Лекюнером и еще несколькими интересными авторами уже века XVII. Кстати, на своей страничке он разместил кое-что из новых проектов:

http://users.wpi.edu/~jforgeng/

Особенно интересен перевод на английский фрагментов из Сутора и глоссарий фехтовальных терминов. У себя в блоге Форгенг давал также ссылки на статьи по историческому фехтованию и реконструкции. Ну а его перевод I.33 тем более известен: этот текст издавался, а также переиздавался с серьезными правками и изменениями не раз. (Разумеется, с его интерпретацией дела обстоят куда сложнее, чем с работой Мейера.)

Надо сказать, доктор Форгенг - один из самых интересных специалистов по истории фехтования Средних веков и Ренессанса, очень разноплановый и интересный переводчик и комментатор старинных трактатов. Кроме того, он историк по профессии и, насколько я могу судить, популяризатор далеко не только тем, связанных с фехтованием.
sashabig: (500 америк)
Грядет переиздание основательного перевода книги Иоахима Мейера. Переводчик, Джеффри Форгенг, утверждает, что переиздание будет где-то этой зимой. Еще он готовит перевод интереснейшего трактата Лекюнера по длинному мечу. Сейчас спекулянты заламывают бешеные цены за первое издание перевода Мейера, как и за первое издание перевода Фабриса. Цены приближаются к ценам на оригинальные издания семнадцатого века. Активно стали издавать свою классику испанцы, кое-что даже на английский переводят. Вышла и уже порядочно времени тому назад библиографическая работа по Нарваэсу и целый ряд новых источников по Дестрезе. В общем, не только англоязычные товарищи копаются в архивах. 

Profile

sashabig: (Default)
sashabig

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 07:48 pm
Powered by Dreamwidth Studios